понедельник, 25 июля 2016 г.

СОВРЕМЕННЫЙ БАСНОПИСЕЦ И ПОЛУСКАЗОЧНИК, ИРОНИЧЕСКИЙ ЛИРИК, ИНТЕЛЛИГЕНТНЫЙ ЮМОРИСТ, САМОБЫТНЫЙ МАСТЕР МАЛОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ФОРМЫ – ФЕЛИКС КРИВИН

     
(род. 1928г.)
                               
      Писатель  Ф. Кривин  может  с  полным  основанием  утверждать,  что  он -  родом  из  Одессы: его  детские  и  юношеские  годы плотно  связаны  с  этим  неповторимым  городом.
     Мы  же,  одесситы,  с  полным  правом  и  огромной  гордостью  представляем  творчество  нашего  талантливого  земляка  широкому  кругу  небезразличных  читателей.
     Тот  факт,  что  какое-то  время  писатель  прожил  в  Киеве,  затем  -  в  Закарпатье,  а  в  1998  году  переехал  на  ПМЖ  в  Израиль – ничего  не  меняет: автор,  которого  в  советском  литературном  пространстве  1980-х  годов  называли  королём  юмора,  вопреки  любым  географическим  перемещениям  навсегда  остаётся  одесситом!
     Потому  что  наш  город  -  это  не  место  прописки,  а  «состояние  души».
 Одесситы  из  Одессы  уезжали,   
 Кто  -  на  время,  кто  на  ПМЖ,          
 И,  как  контрабанду,  паковали
 Ностальгию  в  личном  багаже.
А  Одесса-мама  провожала
Повзрослевших  деток  в  дальний  путь,
Не  удерживала, потому  что  знала –
Возвратятся  все! Когда – нибудь…
     Феликс  Кривин  давно  уехал  из  Одессы,  но  не  бесследно (многим  одесситам  хорошо  известны  его  книги,  а  вот  молодому  поколению  только  предстоит  с  ними  ознакомиться)…
 Его  произведения  глубоко  интеллектуальны,  рассчитаны  на  понимание  подтекста: на  стыке  прямого  и  переносного  значения  слов  автор  создаёт  оригинальное  смысловое  сочетание.
     Небольшие  по  объёму  тексты  писателя,  в  которых  подтекст  порою  более  важен,  чем  текст,  написаны  в  разных  жанрах: это  басни,  сказки,  притчи, анекдоты, лирические  миниатюры, БИФы   (единицы  информации  и  фантазии),  афоризмы…
     И  все  они  пронизаны  тонким  юмором.
     Самые  мощные  приёмы  автора  -  аллегория  и  виртуозная  игра  словами.
      Героями  этих  многочисленных  сказок,  побасенок, историй  выступают  звери  и  птицы,  насекомые,  растения,  атмосферные  явления,  вещи  и  бытовые  предметы,  но  в  подтексте  чётко  просматривается  многообразный  мир  Человека  с  его 
переменчивыми  настроениями,  смешными  привычками,  забавными  взаимоотношениями  и, порой,  нелепыми  характерами.
     Автор  не  издевается  над  своими  героями – он  посмеивается,  и  смех  у  него  -  мягкий,  ироничный, как  бы  прощающий, но  и  вопрошающий  одновременно… 
     Первая  книга  Ф.  Кривина  была  напечатана  55  лет  тому  назад  и  сразу  привлекла  внимание  читателей.
   
 Называлась  она  « В  стране  вещей»,  и  в  эту  реальную  страну  писатель   широко  открыл  двери  для  всех,  наделённых  воображением  и  вниманием: там Часы мечтают  избавиться  от  своей  Гири, Подушка  недовольна  своим  мягким  характером,  Шкаф  настолько  скромен,  что  платье  носит  «не  снаружи, а  внутри»работящую  Вешалку  люди  окружают   необычайным  почётом – «представляют  ей  своих  гостей  и  при  встрече…  с  ней… снимают  шапки».
     Писатель  «очеловечивает»  окружающий  мир,  и  страна  вещей  превращается  в  страну  смешных  и  печальных  происшествий,  удивительных  знакомств  и  знакомых  проблем.
(С книгами автора можно ознакомится  на полочке "Авоська рекомендует почитать")
                                                  Вещи

Умирает  маленькая  свечка
И  позвать  не  просит  докторов.
Кочерга  бесстрашно  входит  в  печку,
Будто  укротительница  дров.
И  удары  не  пугают  ступку,
Сколько  медным  пестиком  не  бей…
Многим  замечательным  поступкам
                                         Научились  вещи  у  людей.
                                                                                         Феликс  Кривин
     Но,  оказывается, они «научились» не  только  замечательным 
поступкам,  у  них  ещё  появились  странные,  далеко  не  лучшие  замашки: Расчёска, например,  была  столь неровной  в  обращении  с  волосами,  что  однажды  на  поприще  своей  бурной  деятельности  обнаружила  вместо  шевелюры  Лысину  и  оторопела: «С  кем  же  прикажете   работать?».
     Волшебная  палочка  фантазии Феликса  Кривина  помогает  расколдовать  мир  вещей  и  вот  уже  перед  нами  предстаёт  Выключатель, который,  хотя  занимал  на  стене  не  особенно  высокое  положение,  так  зазнался (« Я - самостоятельная  руководящая  единица  и  не позволю  каждому  вертеть  собой!»),  что  его   сняли…
 Или  многословный  оратор  - Водопроводный  Кран, который  круглые  сутки  льёт  воду…
 Или  ветреная  любопытная  Форточка,  которая  выглядывает  во  двор,  восхищённо  хлопая  Футбольному  Мячу;   тот  был  в  ударе, а  кроме  того, привык  к  лёгким  победам,  и  встреча  -  состоялась! А  потом  все  жалели  бедную  Форточку,  у  которой  так  нелепо  была  разбита  жизнь…

А  как  вам  «нравятся»  двойные  стандарты  Решётки?
«Тюремная  Решётка  знает  жизнь  вдоль  и  поперёк,  поэтому  она
  так  легко  всё  перечёркивает.
Конечно,  к  ней  тоже  нужно  иметь   подход. Если  вы  подойдёте  к  ней  снаружи,  она  перечеркнёт  свою  камеру,  а  если,  не  дай  Бог,  подойдёте  к  ней  изнутри  -  она  перечеркнёт  весь  мир,  и  с  этим  нелегко  будет  примириться…
Удивительно  устроена  эта  Решётка: она  может  перечеркнуть  всё,  что  угодно,  и  при  этом  твёрдо  стоять  на  своих  позициях».                                               Феликс  Кривин
    
Вторую  свою  книгу  - «Карманная  школа»  -  Феликс  Кривин  предварил   такими  словами: «Вы  покидаете  школу. Вы  покидаете  многих  друзей,  и  среди  них -  своих  верных  товарищей: грамматику,  математику,  физику.
    Им  очень  жаль  расставаться    с  вами,  и  на  прощанье  они  хотят  сказать  вам  несколько  слов. Нет,  нет  -  совсем  не  о  том,  как  спрягаются  глаголы,  как  извлекается  корень  или  в  чём  разница  между  постоянным  и  переменным  током.
    В  этой  книжке   Грамматика, Математика  и  Физика  расскажут  о  жизни. Они  поделятся  с  вами жизненным  опытом, потому  что  ведь  грамматика,  математика  и  физика – очень  древние  предметы,  они  многое  знают, хотя  не  обо  всём  говорят…»
   В  первой  части  своей  книги  автор  от  имени   принцессы 
Грамматики  знакомит  читателей  с самодовольным  и  самоуверенным  Безличным  Глаголом (его  категоричность  объясняется  тем, что  он  -  единственный   главный  член  предложения  и  обходится  без  Подлежащего).
    Он  -  самый  главный!  Правда, «в  его  штате  два  Дополнения,  одно  из  которых  выполняет  его  прямые  указания,  а  другое  -  косвенные;  Дополнения  имеют  при  себе Определения,  а  те,  в  свою  очередь,  судя  по  Обстоятельствам, находящимся  при  них,  тоже  призваны  играть  не  последнюю  роль  в  предложении.
    Но  Безличный  Глагол управляет  всем  единолично…Он  - важная  личность,  он  без   Подлежащего  работает!»

    В  этой  книге  вы  познакомитесь  со  «всеми  обиженным,  всеми  униженным,  никем  не  привеченным,  почти  не замеченным» - бедным  Страдательным  Причастием!
   И,  наверняка,  посочувствуете  ему…
  Вы  узнаете  о  конфликте  Ударных  и  Безударных  гласных  и  попробуете  их  примирить…
 
Вас  опечалят  ошибки  и  порадуют  достижения  Вводных  Слов,  а  их  трудная  судьба растрогает  до  слёз…
    Кого-то  из  вас,  определённо,  возмутит  не  всегда  корректное  поведение   Трёх  Точек (Многоточия)
   И  кого-то,  безусловно, сначала  порадует  неожиданное  повышение  скромной  Чёрточки, которую   вдруг  перевели  на  место  Тире, а  затем  -  огорчит  изменение  её  доселе  мирного  характера: получив  права   Тире, «шумит  Чёрточка, скандалит, не поймёшь,  что  с  ней  произошло.  Такая  была  скромная  Чёрточка,  такая  воспитанная  и  с  работой  справлялась  неплохо, - а  вот  повысили  её,  назначили  на  место  Тире…
   Да,  конечно,  это  была  ошибка».
   Лингвистические  сказки  Феликса  Кривина – это  чудо!
     И  не  удивительно,  что  прогрессивные  школьные  преподаватели  уже  не  первый  год  используют  их  на  уроках  русского  языка,  стремясь  в  доступной  для  учащихся  форме  дополнить,  разнообразить  и  сделать  запоминаемой  ту  или  иную  тему,  а  в  результате -  повысить  грамотность  школьников.
     А  Наталия  Книгиницкая (см.  прилагаемый  список  использованной  литературы),   в  своём  исследовании  утверждает: «Феликс  Давыдович  Кривин  является  одним  из  тех  писателей, чьё  имя  можно  и  нужно  упоминать  и  изучать  на  уроках  зарубежной  литературы.
… Произведения  писателя  ценны  не  только  формой  и  содержанием,  но  и  своей  глубоко  нравственной  дидактической  подоплёкой,  что  является  немаловажной (если  не  базовой)  составляющей  литературы,  предназначенной  для  школьников».
     Но  миниатюры  Феликса  Кривина  настолько  многогранны  и  уникальны, что  ограничиваться  их  изучением  только  на  уроках  языка  и  литературы – «нерентабельно»! Сказками  и  полу сказками  Кривина  вполне  можно  дополнить  и  украсить  преподавание  и  других  школьных  предметов, которые  от  этого  только  выиграют.
    Например – Математика.
   
В  разделе «Живая  математика» (той  же  книги «Карманная  школа») с  первого  взгляда  привлекает  внимание  новелла  о  непомерных  амбициях  Единицы,  которая  позавидовала  Десятке:
   «Конечно, с  такой  кругленькой  суммой,  как  этот  ноль,  я  бы  тоже  кое-что  значила!
   Поэтому,  когда    Единице  удалось,  наконец,  обзавестись  нолём,  она  не  поставила  его  сзади  себя,  как   Десятка,  а  выставила  наперёд  -  пусть,  мол,  все  видят!
   Получилось  очень  внушительно:
                                      0,1
  

Потом  какими-то  честными  или 

нечестными  путями  Единица ещё  один  ноль  отхватила. И  тоже  выставила  его  наперёд.  Глядите,  дескать,  какие  мы:
                                    0,01
  Единица стала  входить  во  вкус.  Она  только  и  думала,  как  бы  скопить  побольше  нолей,  и,  после  долгих  и  мучительных  усилий  ей  удалось  собрать  их  в  большом  количестве.
   …Теперь   Единица выглядит  так:
                       0,00000000001
   Вот  какой  величиной  стала   Единица».
                                                           Феликс  Кривин  «Величина»
   Альтернативой  злоключениям   Единицы  является  более  чем  успешная  карьера   острого  Угла:
« От  этого  Угла никому  в  учебнике  не  было  покоя. Ох,  и  доставалось  же  от  него  геометрическим  фигурам! Треугольнику   доставалось  за  угловатость, Окружности -  за  обтекаемость, Квадрату  -  за  отсутствие  разносторонности.
Как  всегда  бывает, тут  же  находились  охотники,  которые  подхватывали  остроты  Угла, и – начиналась  критика. Эта  критика  из-за   Угла приняла  такие  размеры,  что  к  нему  даже  стали  относиться  с  уважением.
Так  пришла  к  Углу слава,  а  с  ней  и  всё  остальное. Угол   раздался,  стал  солидней,  внушительней  и  -  куда  девалась  его  былая  острота!
Теперь  уже  никак  не  поймёшь  отчего  он  отупел  -  от  градусов  или  от  всего  остального».
                                                Феликс  Кривин  «Острый  Угол»

     А  как  трогательно  выглядит  математическая  процедура
вынесения  за  скобки  с  точки  зрения  жизненной  философии!
     «…  когда  его  вынесли  за  скобки,  все  сразу  поняли,  что  это  было  за  Число.
- Это  был  наш  общий  Множитель!
- Это  был  наш  общий  Делитель!
Так   Число  приобретает  значение. После  того,  как  его  вынесут».
                                   Феликс  Кривин  «Вынесения  за  скобки»
    
   
  Трудно  себе  представить  какой  благодатный  материал содержится  в  сказках  Ф. Кривина – для  нестандартных  уроков  по  Физике!
     В  этих  сказках  можно  ознакомиться  с  «особым  мнением» Изолятора  о  Проводниках (одним  надо  где-то  светить, другим  чего-то  там  двигать…), сформулированным  кратко  и  категорически: «Изолировать  надо  таких – чтоб  другим  не  повадно!»
   Либо  узнать,  как работает  (вернее – не работает) известный  всем   физический  закон «Действие  равно  противодействию»  в  неблагоприятных   условиях;  и  тогда (согласно  Кривину)  формулируется   новый  Закон  Ежа-Суслика: «Действие  равно  противодействию – это Физический  Закон, но  там, где  действует  Физическая  Сила, Физические  Законы  бездействуют».
     И  великолепная  сказка-притча,  которая  учит  читателей,  как  следует  поступать –  и  в  Физике,  и  в  Жизни,  дабы  не  сместить  Центр  тяжести.
«Есть  такая  детская  игра  -  кубики. Поставьте  их  один  на  другой,  и  у  вас  получится  башня.

…Интересно, о  чём думают  кубики  в  это  время? Если  хотите  знать,  совершенно  о  разном.  Ведь  и  положение-то  у  них  неодинаковое. Нижний  Кубик  думает,  как  бы  башню  на  себе  удержать,  а  Верхний  - как  бы  самому  наверху  удержаться.
   Вот  потому-то,  если  уберёте  Верхний  Кубик,  в  башне  мало  что  изменится. А  попробуйте  убрать   Нижний…»
                                       Феликс   Кривин  « Центр  тяжести»

    Да  и  преподавателям  Химии  есть  чем  поживиться!
Взять  хотя  бы  «Учёную  сказку»  о  Гелии, который, «пользуясь  тем,  что  его  впервые  открыли  на  Солнце, держится  особняком  и  пренебрегает  нормальными  химическими  отношениями.
 - Вот  у  нас  на  Солнце! – говорит  Гелий. – Там  не  то  что  здесь!
…о  Солнце  Гелий говорит  лишь  для  того,  чтобы  оправдать  свою земную  инертность».
А  ещё  -  о  Лакмусе, который  к  химическим  реакциям  относится – ну  совсем  никак! Просто  -  меняет  окраску…

     И, безусловно, никого  не  могут  оставить  равнодушными  морально-этические  проблемы, затронутые  и  в  этой,  сугубо «химической»  сказке:

« - Окисляемся, браток?
   -Окисляемся.
 - Ну  и  как  оно?  Ничего?
- Ничего.
Разговор  ведут  два  Полена.
Что-то  ты  больно  спешишь, это,  браток, не  по – моему. Окисляться  надо  медленно,  с  толком,  с  пониманием…
-  А  чего  тянуть? Раз  -  и  готово!
-  Готово!  Это  смотря  как  готово…Ты  окисляйся  по совести,  не   почём  зря.  У  меня  в  этом  деле  опыт  есть,  я  уже  три  года  здесь   окисляюсь…
Окисляются  два  Полена. Одно  медленно  окисляется,  другое  быстро.
Быстро  -  это  значит,  горит.
Медленно  -  это  значит,   гниёт.
Вот  какие  бывают   окисления».
                                                                    Феликс  Кривин  «Окисление»

    Ф. Кривин  -  это  старатель,  просеивающий  через  сито  своей  уникальной  творческой  фантазии  богатейшие  пласты  человеческой  истории,  литературы,  философии,  физики,  математики,  биологии…
    Один  из  любимых  жанров  писателя – сказки, видов  и  подвидов  коих  у  него  немало…Это  «Наивные  сказки», «Сказки  с  моралью», «Сегодняшние  …», «Вчерашние…», «Завтрашние  сказки», «Старые…»  и  «Новые  сказки», «Волшебные  сказки», «Учёные  сказки»…
     А  ещё  -  придуманные  им   «Полусказки»,  подтверждающие 
общеизвестное  выражение: «В  каждой  сказке  -  только  доля  сказки».
     Правда,  у  Кривина  это  звучит  так:
«Ведь  даже  сказка – в  этом  весь  секрет –
Однажды  сказка,  а  однажды  -  нет».

     В  чём  оригинальность  сказок  писателя?
     В  них  выразительно  звучит  голос  автора,  и  даже  элементы  вымысла  базируются  на  реальности.
   
     В  миниатюре,  посвящённой  Феликсу  Кривину,  известный  литературовед  Анатолий  Житницкий  подметил:
  «Он  очень  необычен,  поскольку  лаконичен.
    А  от  других  отличен  он  тем,  что  ироничен».
   
Среди  сказок  Кривина  образцами  лаконизма  являются  «Ненаписанные  сказки», состоящие  из  одного  названия.

       Сказка  о  рабочих  руках, которые  ещё  недавно
       брали  под  козырёк  и  вытягивались  по  швам,
      а  сегодня  протягиваются  за  подаянием  и  при
      этом  норовят  дать  по  морде.

        Сказка  об  извечной  мечте  революции – построить
        такую  тюрьму,  в  которой  бы  жилось  лучше,  чем
        на  свободе.
         Сказка  о  стране  Нельзя,  в  которой  жил  народ
         Хочется. 
     
          Очень  хороши  кривинские  «исторические»  миниатюры - басни,  похожие  на  сказки, сказки,  напоминающие  притчи  и притчи, лаконичные  как  афоризм…
          Миниатюры (в  полном  смысле  этого  слова!),  укладывающиеся  в  одну – две  строчки,  вдруг  обретают  глубинный  смысл,  заставляют  нас  задуматься  и  завораживают   настолько,  что  хочется  вновь  и  вновь  перечитывать  эти  скупые (по объёму),  но  богатые  (по  содержанию)  строчки…
     
       «Свидетели  истории  могут  быть  как  свидетелями  защиты,  так  и  свидетелями  обвинения. Всё  от  того  зависит,  кто  их  вызывает  на  суд».
                       Феликс  Кривин « Свидетели  истории»
                                     
         Всем  знакомые  исторические  события  и  давно  известные  исторические  личности  по  воле  автора  предстают  перед  читателем  в  ином,  неожиданном  ракурсе.                                 
                                     
                                           ДОН – КИХОТЫ
   У рассудка  -  трезвые  заботы. У  мечты – неведомые страны.
  Называли  люди  дон-кихотом  первого  на  свете Магеллана.
 Первого  на  свете  капитана,  первого  на  свете  морехода,
 уплывающего  в  океаны,  называли  люди  дон-кихотом.
 У  рассудка – точные  расчёты. У  мечты  -  туманные  идеи.
 Называли  люди  дон-кихотом  первого  на  свете Галилея.
 Первого  на  свете  Птолемея,  первого на  свете  звездочёта,
 негодуя  или  сожалея,  называли  люди  дон-кихотом.
Но  земля,  как  прежде  рвётся  в  небо,  и  мечта  скитается   по  свету. В  прошлое  уходят  быль  и  небыль, но  живут  бессмертные сюжеты: обезьяне  было  неохота  расставаться  с  добрым  старым  веком, и она  считала  дон-кихотом  первого  на  свете  человека.
                                                                                             Феликс  Кривин
В следующей миниатюре вы познакомитесь с нетривиальным взглядом писателя на историю разрушительной Троянской  войны:     
                                                       ТРОЯ
Разве  мало  прекрасных  Елен?
Пепелище…Безмолвие…Тлен…Всё  живое  уведено  в  плен…А  за  что? Почему? Неясно.
Не  поднимется  Троя  с  колен. Пепелище… Безмолвие… Тлен…
Разве  мало  прекрасных  Елен?
Все чужие  Елены  прекрасны!                               Феликс  Кривин
                                                                                          
          Их  немало, этих  «исторических»  кривинских  миниатюр, а  в  качестве  резюме   хочется  привести  такой  авторский  текст:
                                           УРОК  ИСТОРИИ
          Как  и  всякий  урок  его  нужно  несколько  раз  повторять,  чтобы  запомнить.
       
       Часто  встречаются  великолепные  миниатюры,  которые    невозможно  классифицировать: что  это  -  полусказка,  сказка  с  моралью,  притча,  басня  или  просто  -  плод  философских  размышлений?
       Уважаемые  читатели! Не  кажется  ли  вам  весьма  даже  узнаваемой  вот  такая
                               СОБАЧЬЯ   ФИЛОСОФИЯ
   «Эх, дни  тяжёлые  настали! –
  Печально  сетует  Барбос.
 - Всю  жизнь  мечтал  поймать  свой   хвост –
 Не  поняли,  не  поддержали…»

 Барбос  на  мир взирает  косо,
Брюзжит  о  том, что  жизнь – пуста…
Мировоззрение  Барбоса
Зависит  от  длины  хвоста.
                                                                                          Феликс  Кривин
      И  мы  уж  никак  не  поверим,  если  кто-либо  из  вас  будет  уверять,  что  никогда  не  наблюдал  сценку,  описанную  автором  в  маленькой  зарисовке:
                                            ФИЛОСОФИЯ
«Жизнь  -  это  жизнь.
 А  свет  -  это  свет.
А  люди  - всегда  есть  люди…
То,  чего  нынче, возможно,  нет,
Завтра,  возможно,  будет…
Так  оно  дело…
Вот  оно  как…
Кто бы  и  как  бы  и  что  бы  там…»

Старый, бывалый, матёрый  дурак
С  начинающим  делится  опытом.
                                                                  Феликс  Кривин
    
Или  вот  такая,  несколько  грустная, но,  тем  не  менее,  реалистичная
                      ТРАМВАЙНАЯ   ФИЛОСОФИЯ
…человек  уходит  из  жизни, как выходят  из  трамвая: на  его  уход  обращают  внимание  те,  кого  он  толкнул  или  кому  уступил  место.
                                                                                       Феликс  Кривин
     И, наконец,  ну  о-о-о-чень  «миниатюрная», всего  лишь  в  одну  строчку
                              ЖИТЕЙСКАЯ   ФИЛОСОФИЯ
«…цель  оправдывает  средства, но – увы!- не всегда  их  даёт».
                                                                                              Феликс  Кривин

     Особое  место  в  творчестве  писателя  занимают  произведения  совершенно  уникального  характера – «Примечания».
     Примечания,  которые,  как  правило,  должны  дополнять  или  объяснять  основной  текст,  являются  - только  у  Феликса  Кривина! – совершенно  самостоятельными  оригинальными  миниатюрами.
    В  «Учёных  сказках»  автора  изначально  привлекает  внимание  небольшой  экскурс  в  историю  мировой  литературы  о  том,  как  и  когда  к  писателю  приходит  слава:
«…старик  Гомер  был  когда-то  молодым  человеком. Он  пел  о  могучем  Ахилле,  хитроумном  Одиссее  и  Елене – женщине  мифической  красоты.
…Но  для  древних  греков  он  был  просто  способный  молодой  поэт, сочинивший  пару  неплохих  поэм – «Илиаду»  и  «Одиссею».
…Ему  нужно  было  состариться,  ослепнуть  и  даже  умереть, для  того,  чтобы  в  него  поверили. Для  того,  чтобы  сказали  о  нём:
- О,  Гомер! Он  так  хорошо  видит  жизнь!»

     Миниатюра  прекрасна  сама  по  себе,  но  обратите  внимание  на  примечание  к  ней:
«Гомер  -  великий  поэт,  воспевший  знаменитую  Троянскую  битву…Впрочем  в  общем  правдиво  рисуя  картины  жизни,  Гомер  кое-что  смягчил,  кое-что  приукрасил – понятная  дань  традициям  своего  времени.

Одиссей  не  странствовал  по  свету – он  все годы
       просидел  в  окопах. Шла  война. Гремели  залпы  где-то.
       Ожидала  мужа  Пенелопа.
       Одиссей  не  встретил  Навсикаю.  Не  гостил 
       у  влюбчивой  Каллипсо. Линию  огня  пересекая,
      он ходил  с  ребятами  на  пристут.
      И  не  в  море,  ни  во  время  бури  полегли
      отважные  ребята. Полифем,  единоглазо
       щурясь, покосил  их  всех  из  автомата…
       И  опять  -  атака  за  атакой,  вместо  шумных
       пиршеств  Алкиноя.
       Не  вернулся  Одиссей  в  Итаку.
      Он  остался  там,  на  поле  боя.
      И  теперь забыты  «Илиады», «Одиссеи»  все
       сданы  в  музеи.
     Ни  к  чему  поэмы  и  баллады  -  на  войне
      убило  Одиссея».
                                                                                Феликс  Кривин 
          Феликс  Кривин  -   это  Писатель, который  в  совершенстве  овладел  искусством  говорить  о  большом  -  кратко,  о  грустном  -  с  улыбкой,  о  серьёзном  -  иронично.
     
         В  одном  из  интервью  на  вопрос  о  векторе  своего  творчества  Феликс  Кривин  ответил  так:
        «В  детстве  тянет  в  сатиру,  поскольку  никто  не  любит,  чтобы  его  воспитывали. А  в  детстве  воспитывают  наиболее  откровенно, кроме  того, взгляд  снизу  вверх всегда  критичен, а  ведь  именно  так  мы  видим  взрослый  мир  из  нашего  детства.      Вот  и  получается,  что  в  детстве  человека  тянет  в  сатиру, в  зрелости -  в  лирику,  а  в  старости,  естественно,  в  юмор,  потому  что  только  юмор  способен  всё  понять».
     
         И  «на  десерт»  -  ещё  одна  из  миниатюр  нашего  любимого  автора.
                                   УРАВНЕНИЕ  СМЕХОМ
       Смех  равняет  всех  -  слабых  и  сильных,  робких  и  смелых,  дураков  и  мудрецов.
      И  слабые,  смеясь,  чувствуют  себя  сильнее, робкие  -  смелее  и  дураки  смеются  как  можно  громче,  чтобы  выглядеть  не глупее  других, а  мудрые  только  улыбаются,  чтобы  не  выглядеть  дураками.
                                                                                             Феликс  Кривин

    



Библиографический  список  использованной  литературы:
Книги:
1.    Кривин,  Феликс  Давыдович (р.11.06.1928, Мариуполь)/Краткая  Литературная  Энциклопедия. Гл. ред. А.А. Сурков., М.: «Советская  Энциклопедия», 1966.- Т.3.
2.   Кривин Ф.Д. Завтрашние  сказки/ Худож. оформление  А.Ю. Гойды. –Ужгород: Концерн «Карпаты», Общество «Украина-Израиль», Областная  организация  Общества  книголюбов, 1992. – 105с., ил.
3.   Кривин  Ф. Д.Калейдоскоп. Из  книг «В  стране  вещей», « Вокруг  капусты», « Карманная  школа», «Полусказки»/Редактор  Е.Д. Лозинская. – Ужгород: Издательство «Карпаты», 1965. – 239с.
4.   Кривин  Ф. Д. Карманная  школа/ Редактор  М.М.Федака. – Ужгород: Закарпатское  областное  книжно-газетное  издательство, 1962. -207с.
5.   Кривин Ф. Д. Миллион  лет  до  любви: Повесть, рассказы/ Художн. А.Ю. Гойда – Ужгород: Карпати, 1985. - 125с., ил.
6.   Кривин Ф. Д.Полусказки/ Редактор  П.Н. Скунц. – Ужгород: Издательство «Карпаты», 1964. – 256с., ил.
7.   Кривин  Ф.Д. Учёные  сказки/ Редактор  П.Н. Скунц. – Ужгород: Издательство «Карпаты», 1967. – 183с., ис.
8.   Кривин  Ф.Д. Хвост  павлина: Сказки, рассказы, повести/ Редактор  Т.В. Лисун. – Ужгород: Издательство «Карпаты» , 1988. – 608с.
9.   Кривин Ф.Д. Шутки  с  эпиграфами/ Редактор  Б. Егоров. – Москва: Издательство «Правда», 1970. – 63с.
10.                  Кривин  Ф.Д. Я  угнал  Машину  Времени: Повести,  рассказы/ Худож. оформление А.Ю. Гойды. – Ужгород: Концерн «Карпаты», Общество «Украина-Израиль», Областная  организация  Общества  книголюбов  Украины, 1992. – 378с., ил.   
 Периодика:
1.    Книгиницкая, Н. Воспитание  любви  к  художественному  слову  у  школьников  в  процессе  изучения  стилевых  особенностей  произведений  Ф. Кривина[Текст]/ Наталия  Книгиницкая//Науковий  вісник  Ужгородського  університету. Серія  Філологія. Соціальні  комунікації.- 2014.- Вип. 2.- С. 119-123.
2.   Бульвинская, О. Страна  Грамматика  Феликса  Кривина[Текст]: Использование  лингвистических  сказок  Ф. Кривина  на  уроках  русского  языка/О.И.Бульвинская// Русский  язык  и  литература  в  учебных  заведениях.- 2005.- № 1-2. – С.68-74. Начало  см.  в  № 4, 5, 6/ 2004г.
3.   Кривин, Ф. О  сатире,  лирике  и  юморе[Текст]: беседа  с  писателем  Феликсом  Кривиным  о  его  творчестве/ записал  Б.Тереков// Закарпатская  правда.- 1985. - № 179.- 4 августа. – С.3.
4.   Яранцев, Б. Уроки  «Карманной  школы»[Текст]: [Об  одной  из  первых  книг  писателя  Феликса  Кривина «Карманная  школа»]/ Б. Яранцев// Новый  мир.- 1963. - № 10.- С. 257-258.
5.   Кузьмина, Э. Страна  внимания [Текст]: [О  книге  Феликса  Кривина  «В  стране  вещей»]/ Э. Кузьмина// Новый  мир.- 1961.- № 12. – С. 222-225.
                
          

          

3 комментария:

  1. Чайник и авторучка
    Владимир Шебзухов

    по Феликсу Кривину

    Под прилавком возмущалась
    Авторучка: «Не бог весть,
    Сколько мне лежать осталось.
    Безобразий всех не счесть!

    За досадою досада!
    Все привыкшие, гляжу.
    Дайте волю, только правду,
    Обо всём я напишу!»

    Рядом чайник.Куплен-продан
    В магазине был не раз.
    С браком возвращали снова.
    Свой был возмущенью сказ.

    «Стоит правду, в самом деле,
    Поскорее написать.
    Торопись, коль не успели;
    Не купить и не продать!»

    ОтветитьУдалить
  2. Модницы
    Владимир Шебзухов

    по Феликсу Кривину

    О, мухи! Ужасные модницы!
    Творца паутины угодницы!

    Ощупывают и осматривают
    Узор, приглянувшийся им.
    В нём магии тайну разгадывают.
    Бесспорно, он неповторим.

    Задержка на каждом оправдана.
    Один не похож на другой.
    Творцом не случайно загадано --
    Пред новым, восторг -- «Боже мой!»

    Но у добряка-паука,
    Не спросят -- «Почём миллиметр?»,
    Коль знают готовый ответ --
    Их плата -- всегда дорога!

    ОтветитьУдалить
  3. Испорченный Кран
    Владимир Шебзухов

    по Феликсу Кривину


    Испорченный Кран – первоклассный оратор!
    Хвалился, что всех он наполнит вполне.
    И искренне мог помогать непредвзято,
    В ком вдруг пустота оказалась на дне…

    Не так уж и часто бывает привольно.
    Кастрюли и вёдра, и даже бидон,
    Едва успевали кричать «С нас довольно!»
    А кран был готов затопить полигон.

    Подруга по жизни одна восхищалась.
    Без крана и раковина не нужна.
    Досада лишь в том, что пустой оставалась.
    Никак не могла удержать всё она.

    Хвастливые речи оратора-крана,
    Как сказано выше, сберечь не могла,
    Однако, пустой оставаться не странно.
    А всё потому, что исправна была.

    ОтветитьУдалить