суббота, 20 марта 2021 г.

ДЮЖИНА НОЖЕЙ В СПИНУ РЕВОЛЮЦИИ ОТ КОРОЛЯ СМЕХА



Юбилей писателя: 140 лет со дня рождения

писателя Аркадия Аверченко

Юбилей книги: 100 лет со дня опубликования

сборника рассказов А. Аверченко

«Дюжина ножей в спину революции»

                                              

КОРОЛЬ СМЕХА

Некоторые древние мыслители считали, что человека можно определить как «животное, умеющее смеяться». И, вероятно, в какой-то степени они были правы, ибо не только умение ходить на двух ногах и трудовая деятельность выделили людей из животного мира, помогли выжить, эволюционировать и пройти через немыслимые испытания многотысячной истории, но и способность смеяться. Потому то умевшие рассмешить пользовались популярностью во все времена и у всех народов. Короли и знать могли себе позволить держать при дворе шутов, а простой люд собирался на площадях, чтобы посмотреть представления странствующих комедиантов или скоморохов.

Со временем появился титул «короля смеха», им награждали тех, кто достигал наибольших успехов в этом искусстве. В начале ХХ века в Российской империи этот никем официально не утверждённый титул «короля смеха» принадлежал Аркадию Аверченко, а получен он был писателем по волеизъявлению широких российских читательских масс. Поэт Василий Князев так писал о первых годах восхождения Аркадия Аверченко к вершинам писательской славы:

 «…Он был как вихрь. Влюблённый в жизнь и солнце,

Здоровый телом, сильный, молодой;

Он нас пьянил, врываясь к нам в оконце,

И ослеплял, блестя меж нас звездой.

Горя в огне безмерного успеха,

Очаровательно дурачась и шаля,

Он хохотал, и вся страна, как эхо

Ликуя, вторила веселью короля».

Король смеха родился 27 марта 1881 года в Севастополе, в семье незадачливого коммерсанта, которой, к сожалению, материальное благополучие явно не грозило.

Первые годы жизни, отрочества и юности Аркадия, казалось, не оставляли никаких надежд на счастливое будущее. В  «Автобиографии», которой открывалась одна из первых книг Аверченко, он привёл несколько фрагментов своей долитературной жизни. [Ознакомиться с текстом этой забавной «Автобиографии» желающие смогут, заглянув на книжную полку блога «Авоська рекомендует почитать»].

Отец семейства разорился, когда сыну было десять лет. По одним сведениям -Аркадий был настолько болезненным мальчиком, что учиться ему пришлось дома, с помощью старших сестёр, а согласно другим сведениям – будущий писатель всё же окончил два класса Севастопольской гимназии… Мальчик пристрастился к чтению, читал много и бессистемно. В тринадцатилетнем возрасте он попытался написать собственный роман, но он привёл в восторг только бабушку начинающего писателя.

В 1896 году, будучи пятнадцатилетним застенчивым мальчишкой, он поступил на работу – младшим писцом в транспортную контору, потом уехал на станцию Алмазная, где получил должность конторщика на Брянском угольном руднике, а в 1900 году переехал в Харьков, на службу в той же акционерной компании. Об этом периоде своей жизни Аверченко вспоминал так: «Вёл я себя с начальством настолько юмористически, что после семилетнего их и моего страдания был уволен».

Редакция "Сатирикона"

В стремлении вырваться из засасывающего болота повседневности и беспросветности Аркадий Аверченко обращается к литературному труду; именно в Харькове он делает первые неуверенные шаги на писательском поприще: в «Харьковских губернских ведомостях» были напечатаны несколько его юмористических рассказов.

В 1906 году начинающий писатель основал журнал сатирической литературы и юмора «Штык», который неожиданно стал популярным не только в Харькове, но и за его пределами. «Штык» держался только благодаря энтузиазму Аверченко, который был одновременно редактором, корректором и почти единственным автором, но жизнь журнала оказалась недолговечной: на 9-м номере юного редактора оштрафовали на 500 рублей! Заплатить штраф он не смог, и журнал закрыли. Познав радость первых побед, Аверченко в 1907 году открывает новый журнал – «Меч», впрочем, на третьем номере его постигает участь предшественника.

И вот в эту пору (24 декабря 1907 года) писатель перебирается в Петербург – чтобы его покорить…Начав сотрудничество в отжившем свой век журнале «Стрекоза», Аверченко сумел организовать и сплотить вокруг себя группу единомышленников, которые и приняли решение о создании нового журнала сатиры и юмора – «Сатирикон». Первый номер его вышел 1 апреля 1908 года, и главная роль в создании «Сатирикона» безусловно принадлежит Аркадию Аверченко.

Итак, «пришел, увидел, победил!» Всего три месяца прошло с момента приезда в Петербург, и безвестный провинциальный самодеятельный журналист становится ведущим сотрудником, а вскоре и постоянным редактором (спустя несколько лет – основным владельцем) журнала, который в течение последующего десятилетия станет самым популярным изданием дореволюционной России.

В 1910 году были опубликованы три первых сборника рассказов Аверченко, сделавшие его известным всей читающей России – «Весёлые устрицы», «Юмористические рассказы», «Зайчики на стене».

А затем, каждый год выходили две-три новые книги и переиздавались вышедшие ранее: «О хороших, в сущности, людях», «Чёрным по белому», «Записки театральной крысы», «Шалуны и ротозеи», «Чудеса в решете»…

Письменник в гостях у Лізи
Культвашрової в Хомутові
Слава писателя росла быстро, и вышедшие в 1912 году книги «Круги по воде» и «Рассказы для выздоравливающих» утвердили за ним звания «короля смеха».

В рассказах Аверченко много молодого задора и беззаботного веселья, основанного на комизме ситуаций и положений, его герой – российский обыватель, интересы которого сосредоточены на ресторане, спальне, детской…Однако, в основе самых нелепых и смешных ситуаций у писателя всегда лежит абсурдная в своей нелепости российская действительность периода реакции. Свой задорный «краснощёкий» юмор Аверченко предлагает читателю, как лекарство от тоски и уныния, как спасение утопающих в пессимизме, как своеобразную методику «смехотерапии».

Яркость, бьющая через край весёлость Аверченко запечатлены в одном из стихотворений Владимира Маяковского: «А там, где кончается звёздочки точка/месяц улыбается и заверчен, как/будто на небе строчка/ из Аверченко…»

Идеал Аверченко – любовь к жизни во всех её проявлениях; о богатстве внутреннего мира писателя, многогранности его души и таланта свидетельствуют рассказы о детях (и для детей). Аркадий Аверченко женат не был, детей не имел, но он любил их, и они отвечали ему взаимностью. Сборник рассказов «О маленьких для больших» - одна из лучших дореволюционных книг писателя: свежесть восприятия, трогательную чистоту и бесхитростную правду детского мира писатель противопоставляет корыстному, лживому миру взрослых. Главная отличительная черта юмора в детских рассказах Аверченко – удивительная душевная мягкость и ласковая наблюдательность; эти рассказы вызывают не громкий смех, а тихую, добрую и долгую улыбку, сменяющуюся грустной задумчивостью.

Аверченко писал также многочисленные театральные рецензии под псевдонимами – Волк, Фома Опискин, Медуза-Горгона, Фальстаф и др. По мотивам его блестящих юмористических рассказов ставились пьесы во многих театрах страны.

Рассказы Аверченко поражают глубоким знанием жизни и человеческой природы, среди его персонажей – люди самых разных профессий, социальной и национальной принадлежности. Богатство его выдумки неисчерпаемо, он высекает смех из каких-то немыслимо тривиальных ситуаций, в которые порой даже поверить трудно, настолько они кажутся придуманными, нереальными, - и всё-таки веришь, всё-таки смеёшься.

Юмору невозможно научиться: видеть смешное в действительности и умение выразить, передать его в искусстве слова – это пресловутые «две большие разницы». Аверченко периода его расцвета недаром называли «королём юмора», он способен был любую тему, ситуацию, событие – обратить в смех!

Ах, как он смеялся – искренне, по-детски заразительно! Король смеялся…Это потом он загрустил – когда потерял и успех, и славу, и родину…И это было – как нож в спину! – Нет, как дюжина ножей…


 ДЮЖИНА НОЖЕЙ

Наступил 1917 год, который положил начало концу Российской империи. Февральскую революцию Аверченко (как и вся редакция «Нового Сатирикона») встретил с восторгом; сатириконцы приветствовали падение прогнившего царского режима и ожидаемые демократические реформы. Однако вскоре после первых восторгов наступает разочарование беспомощностью временного правительства, беспринципностью и бездарностью его министров. Крах временного правительства представляется Аверченко вполне закономерным, но и победа большевиков его не радует. Обостряющиеся классовые схватки, углубление разрухи, вызванное мировой войной, экономические тяготы и трудности в условиях начавшейся гражданской войны…

Революция оказалась не такой, как её себе представлял писатель; она не принесла всеобщего благоденствия, рушился налаженный быт, под угрозой оказалось дело жизни Аверченко – «Новый Сатирикон». Если царское правительство его штрафовало за наиболее острые критические материалы, то новое правительство во второй половине 1918 года попросту закрыло журнал, антисоветская направленность которого становилась всё более очевидной.

Осенью 1918 года вместе с группой работников журнала Аверченко отправился на юг; сначала он в Ростове-на-Дону, потом – в Севастополе сотрудничал в газетах «Приазовский край», «Юг России», выступал с чтением своих рассказов, заведовал литературной частью в севастопольском «Доме Артиста»; в это время он написал пьесы «Лекарство от глупости» и «Игра со смертью», организовал собственный театр «Гнездо перелётных птиц». В октябре 1920 года Аверченко эмигрировал в Константинополь, с июня 1922 года жил в Праге, совершая кратковременные поездки в Германию, Польшу, Румынию, Прибалтику.

Трупа театру "Гніздо перелітних птахів"

В эмиграции друзья Аверченко отмечали в нём внутреннюю перемену:

«Внешне Аверченко оставался прежним – тот же мягкий юмор, то же любвеобильное отношение к людям, но угадывалась какая-то надтреснутость. Он скорбел по России, замученной, истерзанной, и порой эта скорбь трагически откликалась в его новых рассказах».



Король в изгнании – как жалит ностальгия,

Тоска по родине, которой нет уже…

Страна Советов есть – а где Россия?

Он точит нож…Нет – дюжину ножей!!!


Активности, работоспособности Аверченко не терял, он писал о деградации культуры в условиях гражданской войны, о бесприютности, обнищании, об извращениях в политической, хозяйственной и культурной жизни Страны Советов… Писал о бытии русских эмигрантов: зарисовки эмигрантского быта - живая панорама оскудения, обнищания личности в тех условиях на чужбине, когда утрачены социальные связи, идеалы, когда остаётся единственная цель – выжить. Картины «константинопольского зверинца» окрашены горькой иронией.

В Берлине, Константинополе, Праге, Париже, Варшаве, Загребе одна за другой выходят его книги: «Кипящий котёл», «Смешное в страшном», «Отдых на крапиве», «Дети», «Я в Европе», «Дюжина ножей в спину революции», «Записки Простодушного», «Рассказы циника» и др. С основанным им театром «Гнездо перелётных птиц» Аверченко побывал на гастролях во многих странах Европы.

На послеоктябрьское творчество Аркадия Аверченко обращали восторженное внимание писатели, критики-одиночки и даже влиятельные представители академической литературной науки Русского зарубежья. А в Советской России, как в Зазеркалье – всё наоборот…Звучала печатная площадная брань по поводу рассказов писателя-эмигранта: «буржуазная отрыжка»; «это не литература, а вагонное чтиво»; «писатель брызжет слюной в задницу истории»…

Небольшая книга «Дюжина ножей в спину революции» – сборник из 12-ти рассказов, большая часть которых написана в жанре сатирической социальной антиутопии, привлекла внимание Владимира Ленина.  По поводу этой резонансной книги много было кривотолков, особенно цепляло её эпатажное название.

Сам писатель в предисловии таким образом объяснил и свою позицию по отношению к революции в России, и такое «кровожадное» название:

«Нужна была России революция? Конечно, нужна.

  Что такое революция? Это - переворот и избавление.

      Но когда избавитель перевернуть - перевернул, избавить - избавил, а потом и сам так плотно уселся на ваш загорбок, что снова и еще хуже задыхаетесь вы в предсмертной тоске и судороге голода и собачьего существования, когда и конца-краю не видно этому сиденью на вашем загорбке, то тогда черт с ним и с избавителем этим! Я сам, да, думаю, и вы тоже, если вы не дураки, - готовы ему не только дюжину, а даже целый гросс "ножей в спину"

 

[Текст сборника «Дюжина ножей…» ожидает читателей на книжной полке блога «Авоська рекомендует почитать»].


Ознакомившись со сборником, вождь мирового пролетариата повёл себя на редкость непоследовательно! Порицая книги Аверченко, отражающие взгляды «озлобленного почти до умопомрачения белогвардейца», утверждая, что многие страницы сборника «Дюжина ножей…» проникнуты злобой к революции, затмевающей автору реальную картину жизни, выражая категорическое несогласие с позицией автора, Владимир Ленин тем не менее рекомендует перепечатать лучшие рассказы сборника! Объясняется эта рекомендация вождём кратко и категорично: «Талант надо поощрять».

Эта рецензия, появившаяся в газете «Правда» вскоре после того, как сборник Аверченко вышел в Париже, сыграла огромную роль в популяризации творчества писателя-эмигранта на родине. За десять лет в СССР вышло до десятка книг Аркадия Аверченко, и несмотря на то, что в предисловиях к ним автора клеймили как злобного врага революции и советской власти, книги мгновенно раскупались и пользовались громадным успехом.

В эмиграции Аверченко ещё успеет написать несколько хороших произведений: среди них и весёлые рассказы о театре, и такие тонкие мягкие вещи как «Индейка с каштанами», и единственный роман «Шутка Мецената», шаржированно воссоздающий литературную жизнь Петербурга 1910-х годов…Но силы Аркадия Аверченко на исходе; он ещё полон замыслов – на больничной койке устно сочиняет новые рассказы, однако их никогда уже не прочтёт читатель…12 марта 1925 года Аркадий Аверченко скончался – в Пражской городской больнице.

В творческом багаже писателя – очень много книг, и – много журналов. А всей жизни – сорок четыре года.

Похоронен Король Смеха на Ольшанском кладбище в Праге.

« Одни смехом уничтожают страх, другие страхом уничтожают смех, поэтому в мире не убывает ни смеха, ни страха».

                                                                                  Феликс Кривин

 

Библиографический список использованной литературы:

1.       Аверченко А.Т. Кривые Углы: Рассказы/Сост. и. предисловие П. Горелова. - М.: Сов. Россия, 1989. - С.5-10.

2.      Аверченко А. Т. Автобиография/Аверченко А. Т. Бритва в киселе. Избранные произведения. – М.: Правда, 1990. – С. 26-34.

3.      Аверченко А.Т. Рассказы /Мелочи жизни (Русская сатира и юмор второй половины XIX- начала ХХ вв.)/Сост. вступ. ст. и примечания Ф. Д. Кривина. – М.: Правда, 1990. – С. 390-465.

4.      Аверченко А.Т. Дюжина ножей в спину революции / Аверченко А. Т. Записки простодушного. – М.: А/О «Книга и бизнес», 1992. – С. 231-270.

5.      Русские писатели. Биобиблиогр. слов. [В 2-х ч.]. Ч.1. – М.: Просвещение, 1990. – С.8-10.

6.      Никоненко С. С. Король смеха/Аверченко А. Т. Бритва в киселе: Избранные произведения/Сост., вступ. ст. и примечания С.С. Никоненко. – М.: Правда, 1990. – С. 5-24.

7.      Сергеев О.В. Белые мысли Аркадия Аверченко. Записки Простодушного. Послесловие и примечания О. В. Сергеева. – М.: А/О «Книга и бизнес», 1992. – С. 331-361.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                        

Комментариев нет:

Отправка комментария