пятница, 15 марта 2019 г.

«МУРКА» И МАРУСЯ КЛИМОВА – ЭТО ДВЕ БОЛЬШИЕ РАЗНИЦЫ?


История создания известной одесской песни «Мурка».
Одесса – уникальный город! За сравнительно недолгий (по сравнению с вечностью) период своего существования она стала известной в самых отдаленных уголках нашей планеты. Во второй половине 20 века на территории бывшего СССР подобные явления характеризовались кратко, но емко: «Это – не ширпотреб, это – индпошив (то бишь «индивидуальный пошив)»!
По всему миру разлетелись слова и фразы неповторимого одесского языка, острые шутки и перчённые анекдоты многонационального племени неунывающих одесситов, и, конечно же – одесские песни.  Лирические, пропитанные теплом южного города, грустные и весёлые, забавные и озорные, а также песни, которые одни называют - блатными, а другие стыдливо именуют формами нетрадиционного городского фольклора. Их еще называют бандитскими, уголовными, тюремными, воровскими…

Самое странное – эта разновидность городского фольклора популярна не только в среде уголовников. Мирных обывателей привлекает несколько театрализованная, приукрашенная романтика нестабильной, опасной, полной риска жизни уличной шпаны и матёрых бандитов. Интеллектуалов покоряет экзотика, острота, своеобразная перчинка, необычность нравов чуждой им среды; а кому-то – просто нравится – как нравится все «одесское» … И самая, пожалуй, популярная из песен этой категории – «Мурка».
Сначала «Мурку» пели в подворотнях, после – на домашних вечеринках и застольях (под нее пьют – и плачут); потом она перебралась в крутые рестораны и на концертные площадки - уже в исполнении звёзд эстрады. А позже стала звучать из динамиков радиоприемников и с экранов телевизоров.
Яков Ядов
Эту песню часто называют «народной» … Да ничего подобного!
Текст «Мурки» в 1922 году написал Яков Ядов: поэт является еще и автором слов других «бессмертных народных» шедевров – «Гоп со смыком», «Бублички»; ему же приписывают авторство песен «Цыплёнок жареный», «Лимончики» и еще парочки блатных «хитов» старой Одессы.
Яков Ядов вовсе не был поклонником криминального шансона, но с тонкой иронией и неподражаемой точностью он описывал в стихотворных строчках наиболее яркие образы Одессы времён расцвета НЭПа. Он отражал в песнях события, на самом деле происходившие в то время в нашем городе.
Оскар Строк
В 1923 году знаменитый музыкант Оскар Строк положил текст «Мурки» на музыку, и классический ритм танго привлек к песне всенародную любовь; песня стала не только невероятно популярной, но и часто «переписывалась» (переделывалась) самодеятельными аматорами из других городов. Поэтому в разных версиях песни банда «прибыла в Одессу из Ростова / из Петрограда / из Амура и т.д.»
«Мурка» стала вершиной уголовной песенной классики, а подлинные ее авторы не спешили отстаивать свое «авторское право», так как в те времена это было чревато определенными неприятностями: за пропаганду блатного образа жизни можно было лишиться свободы… И - не только…
Правда, в архивах, в том числе архивах уголовного розыска, сохранилось не только имя автора,
но и тексты песни в рукописном виде (а их было несколько).
Но предлагаем остановиться на том варианте «Мурки», который в свое время исполнял наш прославленный земляк Леонид Утёсов, затем – Аркадий Северов, а позже – Владимир Высоцкий, Михаил Шуфутинский и другие звезды эстрады.
Это – так называемый «одесский вариант». Вот как звучит бессмертная «Мурка» сегодня:

«Одесский» вариант отличается от других «иногородних» версий песни наличием своеобразного припева, перебивающего лирическое, напевное звучание основных куплетов новым, более дерзким ритмом.
Вы только вслушайтесь: залихватски-фамильярное обращение («эх, Мурка, ты мой Мурёночек») тут же сменяется буквально надрывным воплем суровой, израненной мужской души («Маруся Климова, прости любимого!»). Как много трагизма в этих скупых строчках – ну прямо шекспировские страсти в бандитской интерпретации: она – любила, он – любил (ну конечно же, «кольца и браслеты, юбки и жакеты» разве он ей не добывал?); а потом она не только изменила, а предала их общее «дело» («зашухерила всю малину»), и он ее – убил…  Наказал за предательство!
Любимый просто не мог поступить иначе и, тем не менее, считая свой поступок вполне справедливым и закономерным, он «под занавес» великодушно просит предательницу-изменщицу простить «за пулю» его, «любимого» …
Да не был он любимым для Мурки, он был всего лишь очередным спецзаданием, которое Мария Климова, секретный агент МУРа (Московского уголовного розыска) выполняла под прикрытием. Бандитский главарь может быть и любил ее (как знать?), а она – «работу работала»!
Песню «Мурка» одно время принято было считать просто выдуманной бандитской «лав стори», однако существует версия, согласно которой эта романтическая местная «баллада» - красиво изложенная история о секретной операции МУРа, одной из тех, с помощью которых недавно вылупившееся советское правительство пыталось навести порядок в своевольном южном городе. Маруся Климова – отнюдь не абстрактный персонаж «одесского варианта» песни.
Одесса, 20 гг.
А для того, чтобы сравнить реальные события того смутного времени со строчками популярной доныне «Мурки», предлагаем вам отправиться на условной машине времени исторических фактов и документов в Одессу 20-х годов прошлого столетия.
В одесском порту, через который в  молодую страну шли грузы и товары из Европы, процветала контрабанда; представители британской и румынской разведок чувствовали себя в городе как дома; фальшивые деньги и документы отличного качества (и в огромном количестве) печатались именно в Одессе… А еще – наркопритоны, управляемые заезжими китайцами, и многочисленные бандитские «малины»; и, главное – несколько десятков мелких и крупных банд, постоянно пополнявших свои ряды и державших в страхе мирное население Одессы.
Московское начальство не доверяло никому в этом городе – одесский УГРО, впрочем, как и местное ЧК, были изрядно коррумпированы. И тогда было решено отправить в город специальную группу, состоящую исключительно из московских чекистов (сегодня их бы
назвали «чистильщиками»): они должны были провести крупномасштабную операцию, цель которой – уничтожить всю верхушку криминального мира Одессы. В соответствии с тщательно разработанным сценарием этой операции группа опытных оперативников МУРа выдавали себя за «гастролирующих» бандитов - посланников анархиста Нестора Махно, который якобы собирает силы для свержения советской власти в Одессе. Кстати, вот и первое расхождение реальных событий с текстами песни: банда, согласно легенде, направленная известным анархистом к Черному морю с такой «высокой целью», явилась вовсе не из Ростова, и не с берегов далекой реки Амур, а из Амуров (село Амуры находится недалеко от Одессы).
Такая легенда объясняла желание заезжих гастролеров пообщаться с местными криминальными авторитетами. Лидером одесского бандитского подполья в то время был вор по кличке Бриллиант, информация о котором почти отсутствовала: его даже не знали в лицо чекистские осведомители и агенты… Зато москвичам стало известно, что пресловутый Бриллиант питал слабость к женскому полу – этим решили воспользоваться.
Участие женщин в опергруппе МУРа тогда казалось не просто возможным, но даже необходимым, и сложный план операции пополнился еще одной деталью – точнее не деталью, а персонажем женского пола… Имя его было - Мурка, а роль – служить своего рода приманкой для Бриллианта.
Мария Прокофьевна Климова - один из агентов этой группы чекистов.
Вот и первое совпадение реальных событий с песенным припевом «одесского варианта»: оскорбленный любовник, обращаясь к Мурке, уточняет ее имя - «Маруся Климова».
А ведь Маруся, так же, как и Маша, Мура, Маня, Муся – уменьшительно-ласкательные варианты общеизвестного имени Мария.
Мурка удачно внедрилась в криминальную группировку. Во-первых, она так хорошо играла свою роль, что, согласно тексту песни «даже злые урки и те боялись Мурку» … А, во-вторых, ей явно удалось покорить сердце любвеобильного Бриллианта настолько, что опытный и осторожный бандит искренне считал себя любимым ею.
Правда, не совсем понятно, в чем секрет обаяние этой столичной чекистки: с фотографии в учетной карточке Марии Прокофьевны Климовой, найденной значительно позже в архивах МУРа, смотрит совсем простое, обычное лицо, вот разве что взгляд слишком пристальный и целеустремленный…

Как говорят в Одессе – ничего особенного!
Хотя, может быть, Мария Климова была не очень фотогеничной … или она обладала другими, скрытыми достоинствами? … Однако это – уже из области предположений.
Но зато точно известно, что свою роль «засланного казачка» дама сыграла блистательно: «вот пошли провалы, начались облавы» - так звучат строчки песни. А в действительности – полным ходом проводилась спецоперация, настолько сложная и тайная, что касающиеся ее документы
надежно упрятали от посторонних глаз, присвоив им гриф «Совершенно секретно».
Еще известно, что итог операции был успешным, впрочем, как в данном случае можно верно оценить ее: во что обошлась, сколько жизней стоила, сколько сломала судеб, сколько разбила сердец?!
Кстати, дальнейшая судьба Бриллианта неизвестна: не исключено, что он погиб в ходе именно этой спецоперации. А как, кстати, сложилась судьба прототипа песенной героини – Марии Климовой?
Разумеется, ко времени написания песни историю «Мурки» знала вся Одесса, и кое-кто догадывался, что она – агент МУРа. Обратите внимание, что на истинное ее «лицо» дается намек в куплете, описывающем нечаянную встречу бандитов с Марусей Климовой в одесском ресторане: «там сидела Мурка, в кожаной тужурке, а из-под полы торчал наган».
Тут, пожалуй, налицо моменты несостыковки текста одесской песни с реальными событиями: ну не стала бы Мурка, агент МУРа под прикрытием, успешно играющая роль заядлой уголовницы и подруги бандитского главаря, так явно раскрывать свою принадлежность к правоохранительным органам - средь бела дня посещать рестораны в традиционном для чекистов «прикиде» (кожаная куртка), да еще с наганом, выставленным напоказ! И еще – песня Ядова заканчивается словами «и за это пулю получай», с которыми «любимый» Мурки обращается к ней, карая за измену.

Действительно, в те далекие 20-е годы одесситы рассказывали довольно странную историю о пышных похоронах девушки, служившей в московском ЧК; некоторые даже называли ее имя – Мария Климова, но кое-кто утверждал, что в гробу лежало совсем другое тело…
Однако сотрудники одесской мэрии и краеведы во время поисков места возможного захоронения героини песни, могилу Марии Климовой не обнаружили – ни на одном из кладбищ города.

А теперь – самое время вернуться к данным из старых засекреченных архивов.  В одном из них в конце 70-х годов 20 века была найдена учетная карточка секретной сотрудницы МУРа: на ней значилось – Мария Прокофьевна Климова, год рождения 1897. То есть к моменту упомянутой «одесской операции» Мурке (если это и в самом деле та самая Маруся Климова) было 25 лет.
Далее в учетной карточке указано звание сотрудницы – капитан милиции, а это звание было введено в правоохранительных органах к середине 1930-х годов: т.е. на тот момент агент Мария Климова успешно продолжала свою службу.  И еще один факт: Мария Климова – предполагаемая Мурка – уволилась из органов лишь в 1952 году, и тогда же вышла на заслуженный отдых…
Так выглядит памятник Мурки
Фото: facebook.com/viktor.chuchin
Следовательно – сведения о смерти Мурки от бандитской пули и о пышных ее похоронах выглядит – как минимум – сильно преувеличенными: то ли рокового выстрела вообще не было, то ли он оказался не таким уж и смертельным. Выжила Мурка, то бишь Маруся Климова! Однако, несмотря на некоторые спорные моменты, имя ее было увековечено в знаменитой одесской песне.
После вышесказанного, можно почти с полной уверенностью предположить, что в секретной операции 1922 года, в рамках борьбы с бандитизмом в Одессе таки да была задействована агент МУРа Мария Климова. Но вот песенная её гибель «в стиле Кармен» — это, вероятней всего, художественных домысел, на который любой творец имеет полное законное право.
Так что если даже «Мурка» и Мария Климова – не совсем «две больше разницы», то уж полторы – наверняка!




Уважаемые посетители Авоськи, слушайте сюда, и не говорите потом, что не слышали! Через каких-то четыре года бессмертный одесский хит будет отмечать свой столетний юбилей… Приезжайте, споём!



Библиографический список литературы:
1.       Пой, Одесса! / Сост.: Л. А. Грабовский, В. П. Смирнов. - Одесса: Друк, 2003.
2.       Реутов, С. Загадки «Мурки» / Сергей Реутов. Легенды бандитской Одессы. – Харьков: Клуб Семейного Досуга, 2018.
3.       Киевские евреи: кто они? [в т.ч. краткая биография Якова Ядова (см. Яков Давыдов), автора «Мурки»] // Интересная газета в Украине. – 2019. - № 4. – с.5-7.
4.       Конюкова, М. Бессмертная Мурка / Мария Конюкова // Загадки истории. – 2016. - № 36. – с. 34-35.
5.       Сидоров А. Мария, Машка, Мурка / Александр Сидоров // Огонёк. – 2010. - №40.
6.       Бахтин, В. «Муркина» история / Владимир Бахтин // Нева. – 1997. - №4. – с.229-232.



Комментариев нет:

Отправить комментарий