пятница, 25 декабря 2020 г.

ИСТОРИЯ ТРЕТЬЕГО ЭЛЕМЕНТА или ВСЯ О ВНУЧКЕ ДЕДА МОРОЗА

 Все мы давно усвоили, что новогодний праздник обеспечивает наличие трёх обязательных элементов: ЕЛКА (натуральная или искусственная), белобородый, громогласный ДЕД МОРОЗ и его неизменная спутница (внучка  по совместительству) – СНЕГУРОЧКА.

      Именно она, в качестве соведущей, помогает ДЕДУ МОРОЗУ развлекать и веселить праздничную аудиторию, раздавать подарки детишкам (и взрослым); именно она подсказывает малышам забытые строчки новогодних стишков, и она же дирижирует общим хором, воодушевлённо скандирующим волшебную «кричалку» - заклинание «Елочка, зажгись!» Она – неизменный ТРЕТИЙ ЭЛЕМЕНТ новогоднего праздника, но так было не всегда…

      Снегурочка – фольклорный персонаж, в народных сказках он появлялся неоднократно, но чаще всего – вне всякой связи с Морозом.

 Образ сказочной героини Снегурочки формировался в народном сознании на протяжении веков. Впервые сюжет о девочке Снегурке зафиксировал в 1832 году В.И. Даль; в авторской его сказке Снегурочка появляется из талой воды в горшочке – девочка «беленькая, как снежок и кругленькая, как комок».

      Позже образом Снегурочки заинтересовался фольклорист Александр Николаевич Афанасьев: в 1869 году он опубликовал сказание о снежной девочке, различая в нём «отголосок предания о происхождении облачных духов из тающих весною льдов и снега».

      В своей работе «Поэтические воззрения славян на природу: опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований в связи с мифическими сказаниями других родственных народов» (1865-1869) А. Н. Афанасьев приводит две версии происхождения Снегурочки: согласно первой «…Снегурка (Снежевиночка) названа так, потому что родилась из снега. Не было, говорит сказка, у старика, у старухи детей; вышел старик на улицу, сжал комочек снегу, положил его на печку – и явилась прекрасная девочка…».

      Во второй версии – у бездетной пары (Ивана да Марьи) чудесным образом ожило вылепленное ими из снега дитя. «Снегурка росла не по дням, а по часам, что ни день – то всё пригожее, красивее, и стала за зиму словно лет тринадцати, да такая смышлёная, добрая, послушная, приветливая, а собой белая-белая, как снег, румянца совсем не видать…Прошла зима, стало пригревать весеннее солнце – Снегурка сделалась грустна… Всё прячется от ясного солнышка под тень…».

      На Иванов день (день Ивана Купала), прыгая через костёр «потянулась Снегурка вверх лёгким паром, свилась в тонкое облачко и унеслась в поднебесье». В своём исследовании Н. А. Афанасьев резюмирует глубинную суть старинного сказания:  

      «В таком грациозном поэтическом образе представляет народная фантазия одну из обыкновенных явлений природы, когда от жгучих лучей летнего солнца (купальский костёр – эмблема Солнца) тают снежные насыпи и, испаряясь, собираются в дождевые тучи…». Так народное мифологическое сознание интерпретирует явление природы, когда от солнца тающий снег превращается в дождевые тучи, которые зимой, в свою очередь, становятся снеговыми… Проще говоря – появление Снегурочки в фольклоре объясняется мифотворчеством «метеорологической направленности».

      А снежную девочку всё-таки жаль…

В 1873 году начинается вторая, «светская» жизнь Снегурочки: известный российский драматург Александр Николаевич Островский по предложению Комиссии управления Императорскими Московскими театрами сочиняет для драматической, оперной и балетной трупп Большого и Малого театров весеннюю сказку «Снегурочка» - спектакль-феерию в стихах, пригодных для пения. По просьбе Островского, музыку к пьесе написал Пётр Ильич Чайковский.

С точки зрения развития Островского как драматурга, «Снегурочка» - чудо: в пятьдесят лет автор жанровых комедий в прозе написал драматическую сказку в стихах, ставшую в один ряд с такими поэтическими произведениями мирового театра, как комедии Шекспира и Аристофана!

  Савва Иванович Мамонтов однажды спросил Островского, откуда он почерпнул эти образы и эту поэзию, которые таким особняком врезаются в творчество великого драматурга? Автор ответил: «А это мне всё нянька рассказала!» Не вызывает сомнения факт, что зерно пьесы Островского – сказка, созданная народной фантазией, но не исключено, что Островский мог узнать этот сюжет не только из устных рассказов, а имел возможность воспользоваться исследованиями фольклориста Афанасьева.

  Островский сказку развил и видоизменил: в своей пьесе автор даёт синтез разных вариантов славянской мифологии, самому же Островскому принадлежит идея изобразить любовь Мороза и Весны, от союза которых родилась Снегурочка; этого нет в тех вариантах народной сказки о Снегурочке, которые дошли до нас!

   В полной мере используя подлинные фольклорные мотивы, драматург очеловечил сказочную Снегурочку, создал новую канву её жизни, по- своему объяснил причину её гибели.

   Она рождается от Мороза и Весны-Красны, нарушая законы мироздания; она воплощает в себе антиномии: лёд и - пламя, мороз и - жару, хладность чувств и – жажду любви.

      Образ Снегурочки не только романтичен, он одновременно и реально-символичен: это символ сердечной стужи, красоты, лишенной внутреннего огня. Не обладая сердечным теплом, жаром любви, Снегурочка не способна ни сама ощутить всю полноту жизненного счастья, ни принести радость окружающим людям.

   В народной сказке Снегурочка таяла от солнца (костёр – символ его), а в пьесе-сказке Островского она тает от солнца и от любви! В центре «весенней сказки» - любовь, она – великое благо, она внутренне обогащает и украшает человека…Пока Снегурочка не знала любви она была бездушной куклой, но ведь именно любовь стала источником гибели Снегурочки, и финальные строчки пьесы-сказки подтверждают предопределённость этой гибели:

 «…Солнце знает,

Кого карать и миловать. Свершился

Правдивый суд! Мороза порождение,

Холодная Снегурочка погибла…».


  И всё-таки, как бы логично не объяснялась необходимость, предрешенность подобного финала, эту Снегурочку тоже жаль…

  Современники не сразу оценили «весеннюю сказку», сценическая судьба «Снегурочки» складывалась не просто. Впервые она была поставлена в 1873 году на сцене московского Малого театра, и несмотря на то, что музыку к спектаклю написал П. И. Чайковский, а роли в нём исполняли известные актеры, спектакль оказался почти провальным. Следует отметить, что  до сих пор удачных, запоминающихся постановок «Снегурочки» пока не было. А вот созданная на сюжет «Снегурочки» Николаем Андреевичем Римским-Корсаковым опера, впервые поставленная в 1882 году, неизменно пользуется успехом и по сей день!

    Похоже, что именно бесспорный успех оперы Римского-Корсакова пробил брешь в той стене отчуждения, что существовала вокруг «Снегурочки».      

М. В. Васнецов "Снегурочка"
      Образ Снегурочки (по крайней мере - в Российской империи) стал весьма популярным: уже в конце XIX – начале ХХ веков она уверенно заняла свою нишу среди елочных игрушек; она стала непременной «участницей» детских рождественских праздников, спектаклей, поставленных по мотивам народных сказок или фрагментов пьесы Островского. А девочки просто обожали рядиться в костюмы Снегурочки, тем более что у них была возможность «подсмотреть» образцы этих нарядов на полотнах российских мастеров живописи (Васнецова, Врубеля, Рериха).

      Ряженые Снегурочки были участницами детских праздников, рождественских спектаклей, но ведущими – никогда! А подарки «под ёлочку» дети получали от имени Святого Николая…Так было до 1918 года.

      После революции власть стала рьяно бороться не только с религией, но и со всеми связанными с ней праздниками, традициями и обычаями, заклеймив их «мракобесием» и «пережитками тёмного прошлого». День Нового года и дни всех религиозных праздников (в том числе Рождество) специальным постановлением объявили рабочими днями – и успокоились… Упрямые же граждане Страны Советов традиционно продолжали украшать свои дома ёлками, по возможности радовали детей подарками от Святого Николая, а праздничное застолье переносили на ночное время суток!

      Тогда власть, поразмыслив, пришла к выводу: раз праздничные традиции нельзя уничтожить, их надо видоизменить, приспособив к новым требованиям.  И в 1935 году было решено ввести официальное празднование Нового года (1 января), как единственную советскую альтернативу религиозному Рождеству.

      «Всё возвращается на круги своя», вот и Снегурочка возвратилась к людям, правда – в новом качестве. В Новогодних праздничных мероприятиях у ёлки «командовал парадом» Дед Мороз, а помогала ему - в роли обязательной спутницы его «внучка», весёлая, активная, заводная Снегурочка, не имеющая ничего общего с грустной сказочной героиней… Ничего общего – кроме имени!

      В дни Нового года на улицах можно было встретить сотни  искусственно состаренных окладистой белой бородой Дедов Морозов в паре с юными задорными «внучками»: они спешили  в школы и детские сады, в организации и учреждения, чтобы провести праздничные мероприятия (похже их стали называть корпоративами), а также – в отдельные квартиры многочисленных жилых домов, дабы «по индивидуальным заказам» традиционно поздравить нетерпеливых деток и вручить им заранее заготовленные родительские подарки.

Кое-где, как, например, в нашей Центрально городской библиотеке для взрослых им. И. Я. Франко, в центре новогоднего праздника были Снегурочки и Деды Морозы «собственного производства».

      Казалось, так будет всегда…Но, судя по всему, 2021 год положил конец этим уже устоявшимся традициям: в связи с особыми условиями, порождёнными вредоносным вирусом, из трёх обязательных «элементов» новогоднего праздника нам нынче будет  доступен только один - ёлка (если не натуральная, то уж искусственная- точно). А с ведущими, распорядителями новогоднего праздника – Дедом Морозом и Снегурочкой – мы сможем встретиться только в режиме онлайн.

      Что ж, времена не выбирают… И всё-таки, Новый год наступит, без вариантов. А по этому случаю положено желать друг другу крепкого здоровья, семейного счастья, материального благополучия и исполнения заветной мечты, чего мы вам от всей души и желаем.

                   Счастливого Нового года! 



 










Библиографический список использованной литературы:

1.       Снегурка / В.М. Войтович Українська міфологія. – К.: Либідь, 2002. – С. 490.

2.       Афанасьев А.Н. Древо жизни: избранные статьи. – М.: Современник, 1982. – С. 292-294.

3.       Лотман А. Стихотворная драматургия Островского / Островский А.Н. Полное собрание сочинений в 12 т.. – Т.7. Пьесы (1866 - 1873). – М.: Искусство, 1977. – С.520-542.

4.       Островский А.Н. Снегурочка: весенняя сказка / Островский А.Н. Полное собрание сочинений в 12 т.. – Т.7. Пьесы (1866 - 1873). – М.: Искусство, 1977. – С.364-457.

5.        Теплинский М.В. Пьесы жизни: изучение творчества А.Н. Островского в школе: Пособие для учителя. – К.: Рад.шк., 1991. – С.143-167.

6.       Штейн Л.А. Мастер русской драмы: этюды о творчестве Островского. – М.: Сов.писатель, 1973. – С.252-308.

     

       

Комментариев нет:

Отправка комментария