вторник, 9 ноября 2021 г.

МЧАТСЯ БЕСЫ РОЙ ЗА РОЕМ…

Уважаемые читатели Библиографической Авоськи!
Библиографы Одесской центральной городской библиотеки сообщают: начиная с сегодняшнего дня все желающие получать уведомления о публикации новых выпусков блога могут подписаться на нашу новую, единственную в своём роде группу в Фейсбуке:
https://www.facebook.com/biblavoska
Добро пожаловать!



Юбилей писателя:
200 лет со дня рождения

Фёдора Михайловича Достоевского

В преддверии юбилея книги:  149 лет роману

Ф. М. Достоевского «Бесы»


Романтически настроенный восемнадцатилетний воспитанник петербургского Высшего инженерного училища Фёдор Достоевский писал своему брату: «…Человек есть тайна. Её надо разгадать, и ежели будешь её разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время; я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком». Всё творчество Достоевского от первого до последнего романа и есть разгадывание этой «тайны».

Литература была страстью одарённого юноши, и уже тогда он предвидел своё призвание. Ещё юнкером он сочиняет не дошедшие до нас драмы «Борис Годунов» и «Мария Стюарт», а затем пробует себя в искусстве художественного перевода. Не прослужив и года по полученной специальности, Достоевский в августе 1844 года выходит в отставку в чине подпоручика; в течение двух лет он увлечённо работает над своим первым романом «Бедные люди», напечатанном 15 января 1846 года в альманахе «Петербургский сборник». Острое ощущение социальной несправедливости, глубочайшая человечность, стремление дать ответ на самые больные вопросы действительности, - все эти и многие другие аспекты будущего творчества начинающего писателя  были намечены в его первой вещи, недаром получившей широчайший читательский отклик и резко столкнувшей мнения критиков. Молодой Достоевский сумел увидеть в судьбе «маленького человека» социальную трагедию; эта же тема была развита им в повести «Двойник» (1846).

Начиная с повести «Хозяйка» (1847) героем Достоевского становится «мечтатель», оторванный от реальности чудак, живущий в мире романтических грёз. Образ мечтателя занимает центральное место и в ряду последующих произведений автора, - прежде всего в повести «Белые ночи» (1848), одном из самых поэтических произведений русской литературы. Тема мечты в сложном социально-психологическом переосмыслении прозвучала и в неоконченном романе «Неточка Незванова» (1849); завершению романа помешали трагические события в жизни писателя…

Во второй половине 40-х годов у Достоевского возник обострённый интерес к идеям социализма и социального преобразования общества; с 1847 года он посещал нелегальный социалистический кружок М. В. Петрашевского. Собираясь у Петрашевского по пятницам, участники общества читали доклады и дискутировали не только на философско-литературные темы, они обсуждали российскую и европейскую политику: Достоевский всё более проникался революционными идеями и в 1849 году вошел в группу по организации тайной литографии. В связи с событиями Французской революции 1848 года и той ролью, которую играли в ней социалисты, правительство решило пресечь распространение «вредных» утопических идей: в ночь с 22 на 23 апреля 1849 года Фёдор Достоевский вместе с другими петрашевцами был арестован и посажен в Петропавловскую крепость.

После семимесячного следствия писатель – в числе девяти членов общества, признанных наиболее опасными преступниками, – был лишен дворянского звания, «всех чинов и прав» и приговорён к «смертной казни расстрелянием». Правда, император Николай I своей резолюцией приказал заменить приговор другим: «На четыре года каторжных работ, а потом – рядовым…Объявить о помиловании лишь в ту минуту, когда всё уже будет готово к исполнению казни». Инсценировка смертной казни состоялась на Семёновском плацу 22 декабря 1849 года. Через два дня Достоевского заковали в кандалы и отправили отбывать наказание; вернуться в Петербург он смог только в декабре 1859 года – через десять лет после трагического фарса.

Эти страшные десять лет физических и моральных страданий основательно подорвали здоровье писателя, но не убили в Достоевском жизнелюбия и веры в человека, обострив его восприимчивость к человеческим страданиям и усилив напряженные поиски социальной справедливости. В то же время этот период жизни вызвал во многом пересмотр его прежних убеждений, сопровождающийся назреванием трагических противоречий его мировоззрения.

Первыми после возвращения публикациями стали две повести – «Дядюшкин сон» и «Село Степанчиково и его обитатели», написанные ещё в Сибири. Появление этих повестей не вызвало значительных печатных откликов, зато первый многоплановый роман «Униженные и оскорблённые» (1861) оказался подлинным вторым дебютом Достоевского. Мастерство построения сюжета, неповторимое искусство рассказа, изумительное знание тайн человеческого сердца привлекли к роману внимание
читателей и критиков. Восторженно были приняты публикой «Записки из Мёртвого дома» (1862) – первая в русской литературе книга о царской каторге. Замысел этого произведения возник у писателя ещё во время пребывания на каторжных работах, недаром у большинства персонажей имеются реальные прототипы. В 1864 году вышла в свет повесть Достоевского «Записки из подполья» - философская исповедь «лишнего человека», образованного бедного чиновника, из принципа считающего всякое действие бессмысленным: отдельные критики Достоевского распознали истоки нигилизма и анархизма в рассуждениях «подпольного человека», основные жизненные принципы которого – произвол своеволия, ведущий к оплёвыванию всего прекрасного,  возвышенного. В октябре 1886 года Фёдор Михайлович за 26 дней написал роман «Игрок», повествующий о талантливом и одарённом человеке, бесплодно гибнущим в разгуле, страстях и азарте.

Произведения и публицистика Достоевского начала 60-х годов, отразившие напряжённые размышления над основными вопросами жизни общества той эпохи, подготовили писателя к созданию произведений, доставивших ему славу одного из величайших романистов мировой литературы. Пять больших романов – «Преступление и наказание» (1866), «Идиот» (1868), «Бесы» (1872),
«Подросток» (1875), «Братья Карамазовы» (1880) – не случайно называют великим пятикнижием: при всём несходстве тем, сюжетов, героев между этими произведениями существуют глубинные внутренние связи. Именно в этих романах отражены философские, нравственные, социальные искания писателя…

 

            ПО ДОРОГЕ, ВЫМОЩЕННОЙ БЛАГИМИ НАМЕРЕНИЯМИ…

В «Бесах», самом нашумевшем романе пятикнижия, отражена полемика Достоевского с революционной и социалистической мыслью его времени. Роман был задуман как политический памфлет, направленный против либералов – «западников» и революционных демократов 60-х годов. Перенося свои исследования личности в область общественных отношений, писатель видел в революционном движении своей эпохи лишь анархо-индивидуалистический протест честолюбцев, он изображал своих «ожесточённых» героев людьми, лишенными нравственных критериев, бунтарями против законов мироздания, богоборцами и сектантами; Достоевский опасался, что в революционной практике может восторжествовать безнравственная идея – цель оправдывает средства. «Нигилисты и западники требуют окончательной плети», - писал Достоевский, приступая к разработке темы «бесов» и усматривая истоки безумия,  болезнь беснования, охватившие часть отечественной интеллигенции.

Памфлетную сторону произведения воплощает один из его героев – Пётр
Верховенский
, идейный вдохновитель «бесов», личность совершенно омерзительная. В основе организации, которую хочет создать Пётр Верховенский, лежит принцип иерархического централизма с диктатурой центра: объединённая уставом и программой, она задумана как общество тотального интеллектуального послушания, как собрание «единомыслящих». Чтобы внутри организации не возникало инакомыслия (тем паче – оппозиции), все её члены должны «если надо, наблюдать и замечать друг за другом»; кроме того, каждый «обязан высшим отчётом» (т.е. отчётом только снизу наверх)…Идеальная система тотального доносительства! Таким образом, система широчайшего взаимного политического контроля, насаждаемая Петром Верховенским и реализуемая как непрерывная слежка членов организации друг за другом, не распространялась только на самого организатора. Являясь уставной обязанностью члена организации, донос и слежка должны были стать не только священным долгом, но и способом выживания (кто не с нами – тот против нас!).

Пётр Верховенский 
(Евгений Ткачук, "Бесы", 2014)
Делиться властью Пётр Верховенский не собирается: казарменный социализм, авторитарное правление, тоталитарный режим – вот предварительные условия строительства «светлого будущего», о которых в неистовом порыве одержимости проповедует глава организации. Отчаянно рвущийся к власти бес-подпольщик, самозванец и узурпатор, маньяк и манипулятор Пётр Верховенский мечтает – для начала! – о вселенской смуте: «Мы провозгласим разрушение…Мы пустим пожары…Мы пустим легенды…Ну–с, и начнётся смута! Раскачка такая пойдёт, какой ещё мир не видал!...»

Эта кровавая раскачка должна стать первым шагом к созданию «земного рая», т.е. общества абсолютного «равенства»! Его принципы лихо сформулировал один з вьющихся вокруг Верховенского «бесов» – заговорщик Шигалев, доводя до логического предела постулаты социалистических учений: «Каждый член общества смотрит за другим и обязан доносом. Каждый принадлежит всем, а все каждому. Все рабы и в рабстве равны...В крайних случаях клевета и убийство, а главное – равенство. Высший уровень наук и талантов доступен только высшим способностям, не надо высших способностей!...Высшие способности…изгоняют или казнят…Цицерону отрезывается язык, Копернику выкалывают глаза, Шекспир побивается каменьями…Рабы должны быть равны: без деспотизма ещё не бывало ни свободы, ни равенства, но в стаде должно быть равенство…». А идеолог Пётр Верховенский одобрительно резюмирует этот важный пункт дьявольских тезисов своего единомышленника: «…Главное изменить природу человека физически. Тут вполне надо, чтобы переменилась личность на стадность…».

Разумеется, Пётр Верховенский – далеко не единственный и даже не главный «бес» этого романа, но он единственный, имеющий реального прототипа.

В 60-х годах писатель щедро использует в своих произведениях газетно-уголовную хронику, вовлекая в сюжеты поразившие его события реальной жизни. Сами же уголовные сюжеты его романов имели своими истоками не столько занимательные цели, сколько отражали мировоззрение автора. Замысел «Бесов» был вызван раздумьями Достоевского над идеями и целями подпольного революционного «Общества народной расправы», основанного С.Г. Нечаевым; в основу романа писатель положил материалы судебного процесса «нечаевцев» (1871), а организатор и лидер «Общества народной расправы» Сергей Нечаев стал прототипом одного из самых отвратительных «бесов» - Петра Верховенского. Членами «Общества народной расправы» преследовались благие намерения и высокие цели – борьба с крепостническими порядками самодержавной России, создание нового общества всеобщего равенства и всеобщего благоденствия, идеального «земного рая» - по крайней мере на территории 1/6 части земной суши!  Какими же способами они собирались воспользоваться для достижения этих высоких целей? Отрицание всех выработанных историей морально-этических норм, всеобщее разрушение – вот крайняя нигилистическая программа «нечаевцев»; топор, кровь, смута – именно такими виделись «нечаевцам» средства для обновления мира.

Проникшийся самыми радикальными идеями организатор этого тайного общества Сергей Нечаев – образ глубочайшей убеждённости и железной воли, граничащей с фанатизмом, стал кумиром «передовой молодёжи»; умелый манипулятор, он подчинял своему влиянию и людей значительно себя старше. 

Нечаев стал не только одним из руководителей «Общества народной расправы», он взял на себя роль идеолога этой глубоко законспирированной организации: перу Сергея Нечаева принадлежит «Катехизис революционера» - первый в Российской империи устав политической партии! В нечаевском уставе говорилось: «Революционер – человек обречённый; у него нет ни своих интересов, ни дел, ни чувств, ни привязанностей, ни собственности, ни имени. Он отказался от мирской науки, предоставляя её будущим поколениям. Он знает только науку разрушения, для этого изучает механику, химию, пожалуй, медицину…Он презирает общественное мнение, презирает и ненавидит нынешнюю общественную нравственность».

В «Обществе народной расправы» Сергей Геннадьевич ввёл железную дисциплину: когда московский студент Иванов проявил неповиновение кандидату в вожди, Нечаев приказал убить смутьяна. Иванова заманили в грот парка «Петровской земледельческой академии», где он был убит Нечаевым и четырьмя его соратниками. Полиция Первопрестольной быстро вышла на след убийц и арестовала всех, кроме самого Нечаева - тот успел скрыться за границей. В 1871 году в Петербурге прошел судебный процесс над членами «Общества народной расправы». Помимо убийц Иванова привлекли и других соратников Нечаева: на скамью подсудимых попало 87 человек, которых в обществе окрестили «нечаевцами». Почти все они отправились на каторгу и в тюрьмы (оправданы были немногие), а их идеолог и лидер тем временем в Женеве издавал журнал «Народная расправа». К тому времени репутация Нечаева в среде русских революционеров-эмигрантов существенно пошатнулась: Александр Герцен дал Нечаеву резко отрицательную характеристику, а Михаил Бакунин писал о нём как о бесчестном человеке, способом шпионить, вскрывать чужие письма и не возвращать долги. В России же интеллигенция в большинстве своём не могла простить Нечаеву убийства Иванова.

Алексеевский равелин Петропавловской крепости
В 1872 году швейцарское правительство выдало Сергея Нечаева Российской империи; Швейцария политических эмигрантов укрывала, однако Нечаев подлежал экстрадиции как обычный уголовный преступник, обвиняемый в убийстве. В 1873 году Московский окружной суд приговорил Нечаева к каторжным работам сроком на двадцать лет, однако в Сибирь его так и не отправили. Царское правительство опасалось, что столь предприимчивый политический преступник совершит побег с каторги, поэтому его поместили в Петропавловскую крепость, где содержали в одиночке Алексеевского равелина. Но и там Нечаев времени зря не терял: в течение первых семи лет заключения он, благодаря умелой агитации, приобрёл большое влияние на тюремную охрану, через которую установил связь с революционерами-народовольцами, бывшими на свободе, и «до некоторой степени» продолжал руководить революционным движением. У этого политического авантюриста возник очередной дерзкий план: Нечаев предложил с помощью солдат караула взять в заложники царскую семью во время её традиционного визита на молебен в Петропавловский собор крепости. Однако заговор Нечаева выдал властям сидящий в соседней камере студент-медик Леон Мирский, приговорённый к смерти за покушение на шефа жандармов. За раскрытие заговора смертный приговор Мирскому был заменён вечной каторгой; несших караульную службу в Петропавловской крепости солдат (44 человека!) судили в 1882 году за организацию связи Нечаева с волей - они были приговорены к разным наказаниям.  Сам же тридцатипятилетний Сергей Нечаев, проведя в заключении почти десять лет, скончался в ноябре того же года, по одним сведениям - от паралича сердца, по другим – от чахотки.

Сегодня о Сергее Геннадьевиче Нечаеве уже почти позабыли, и лишь персонаж Петра Верховенского в гениальном романе Фёдора Достоевского «Бесы» напоминает об этом мрачном и противоречивом образе.

Современники Достоевского не смогли в полной мере оценить произведение писателя-они просто не поверили «Бесам»! Либеральное и демократическое общество России посчитало роман «уродливой карикатурой» и «злобной клеветой» …А роман «Бесы», привязанный к событиям XIX века, оказался вековечным: Достоевский сумел в своём времени разглядеть грядущее – появление людей «большого террора», а социальные эксперименты ХХ века подтвердили глубину прозрения гениального писателя.

Достоевский был единственным человеком, кто из «нечаевского дела» сумел сделать безошибочный вывод: на мир надвигаются Нечаев и ему подобные бесы, которые будут шагать по трупам для достижения своих целей, те, для которых цель всегда оправдывает средства её достижения! А самое страшное, что на этом порочном пути средства могут стать самоцелью…


Роман «Бесы» - это тревожное пророчество писателя о надвигающихся на мир катастрофах, это – роман-предупреждение, это – призыв к бдительности…



Библиографический список использованной литературы:

1.       Достоевский Фёдор Михайлович /Краткая литературная энциклопедия. Гл. ред. А. А. Сурков. М.: «Советская Энциклопедия», 1964, Т.2. – С.757-767.

2.      Нечаев С.Г. /Энциклопедический словарь. С-Петербург: издатели Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон, 1906. – Т.II дополнительный. – С. 274-275.

3.      Достоевский Ф. М. «Бесы»/Ф. М. Достоевский. Собрание сочинений в пятнадцати томах., Л.: «Наука», 1990. – Т. 7. – 848с.

4.      Белов С. В. Фёдор Михайлович Достоевский: Кн. для учителя. – М.: Просвещение, 1990. – 207с.

5.      Кашина Н. В. Человек в творчестве Ф. М. Достоевского. – М.: Худож. лит.,  1986. – 318с.

6.      Русские писатели. Библиогр. слов. [В 2ч.]. Под ред. П. А. Николаева. – М.: Просвещение, 1990. – Ч.1. – С.267-280.

7.      Сараскина Л. И. «Бесы»: роман-предупреждение. – М.: Советский писатель, 1990. – 480с.

8.     Сахарова Е. М., Семибратова И. В. Энциклопедия русской жизни: Роман и повесть в России второй половины XVIII - начала XX в. Рек. библиогр. указ., Под ред. проф. В. И. Кулешова. – М.: Книга, 1981. – С. 145-162.

9.      Щербакова, Е. Был студентом, стал «бесом революции» [Биография Сергея Нечаева]/ Екатерина Щербакова//Интересная газета в Украине. – 2021. - №20 J. – С.10-11.

10.  Фролов, Н. Всё разрушить, всех убить! [О Сергее Нечаеве – прототипе героя романа Ф. М. Достоевского «Бесы»]/ Николай Фролов// Интересная газета в Украине. – 2020. - №11 J. – С.14.

Комментариев нет:

Отправить комментарий