четверг, 16 июля 2020 г.

ВОЛЧИЙ ОСКАЛ ОБОРОТНЯ: УВЛЕКАТЕЛЬНЫЙ МИФ или ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ДИАГНОЗ?

Мифы, легенды, предания, хроники

Оборотень – популярный персонаж древнейших суеверий. Вместе с ведьмами, русалками, призраками и вампирами он существует уже тысячи лет; жуткие истории с оборотнями в главной роли встречаются в устных преданиях, легендах, мифах и хрониках народов мира с древнейших времен. И в каждой стране этих опасных и загадочных людей-волков называли по-разному.
Для начала ознакомьтесь со сведениями, помещенными в VII томе энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона за 1892 год.

Предлагаем начать информационную охоту за оборотнями не с легенд или устных преданий, а с подлинно, документально зафиксированного факта.
В китайских хрониках «Бо цзэ ту», написанных в VIII веке: «У губернатора Цзичжоу был сын, которого отец направил в столицу с ходатайством о назначении на пост. Не успел сын пересечь границу города, как увидел дом знатного человека, переполненный посетителями и слугами. Среди них была девушка такой изумительной красоты, что молодой человек сразу же в нее влюбился и попросил её выйти на него замуж. В доме девушку знали как дочь господина Лу из далекой провинции.
Получив согласие семьи, юноша и девушка некоторое время жили вместе как муж и жена, а потом молодую пару встретила семья жениха, и они отправились домой к Цзичжоу. Вскоре сын завел отдельное хозяйство, чему способствовало немалое приданое, включавшее в себя также тридцать лошадей. Родители слишком любили сына, чтобы приставать к нему с расспросами, да и отвечал он настолько разумно, что едва ли могли возникнуть какие-то подозрения.
Однако через некоторое время лошади из их конюшни стали убегать. Родители несколько раз посылали слуг узнать, в чем дело, но невестка захлопывала перед ними дверь. Наконец губернатор заподозрил неладное и самолично отправился с визитом: войдя в дом, он не обнаружил ни слуг, ни служанок невестки, ни лошадей. Тогда вельможа приказал воинам сломать ставни в покои сына. Когда приказание было исполнено, из окна выскочил огромный волк и умчался прочь. Тело несчастного юноши было съедено почти полностью…».
Следует заметить, что старинная китайская история – это не легенда, поскольку «Бо цзэ ту» готовился как документальный отчет о состоянии дел в провинциях Поднебесной империи, а за фальсификацию данных император покарал бы виновника смертной казнью.
А теперь – милости просим на Европейский материк.
Существующие в Европе поверья о волкулаках уходят своими корнями во времена античности. В греческих легендах можно найти множество упоминаний о людях-волках. В одной из легенд говорится, что в Аркадии люди превращали себя в волков в ходе специальной церемонии посвящения: желающих стать волками отводили на глухие болота, там они снимали свои одежды и перебирались через топь на особый остров. На этом острове вновь прибывшие встречались с такими же волколюдьми и жили среди них как равные.
Греческий историк Геродот (484 – 425 гг. до н.э.) упоминает о северном племени неури, людях, которые превращались в волков ежегодно – на несколько дней.
С легкой руки древних греков все эти волкодлаки, лу-гара, вервольфы и прочие оборотни-волки получили общее название – «ликантропы»; буквально оно означает «человек-волк», и происходит от греческого Likantropia. Правда, некоторые словари переводят это слово как «превращение ведьмы в волка» …
Ликантропов боялись в Древней Греции и Древнем Риме, но более всего присутствие этих оборотней сказывалось в Восточной Европе, где лишь при одном упоминании о волкодлаке крестьяне бледнели и с тревогой озирались вокруг.
От этой напасти немало пережила Германия, основательно пострадали славянские народы,
Англию эта неприятность не слишком задела, хоть сохранившиеся записи свидетельствуют, что на территории Ирландии оборотни все же встречались.
В 1555 году о волкодлаках весьма подробно писал убежавший в Рим католический священник из Упсалы (Швеция) по имени Олав Менсон (Магнус). Он полагал, что явление это очень характерно для жителей Пруссии, Ливонии и Литвы: «… тот класс волков, которыми на самом деле являются люди, превращенные в волка – класс, о котором Плиний с убеждением пишет, что это придуманные сказочные существа, по моему убеждению, еще по сей день в большом количестве встречается в северных странах… Ночью на Рождество в условном месте собирается множество волков, в которых превратились люди из разных волостей, и той же ночью с ужасной свирепостью они нападают как на людей, так и на скот… они вламываются в пивные погреба, выпивают несколько бочек пива, а пустые складывают одна на другую в середине зала: в этом они отличаются от настоящих волков».
Франция изрядно натерпелась от лу-гара (местных ликантропов), и народные сказания содержат множество рассказов об охоте на человеко-волков, обитавших в этой стране. Вполне естественно, что эти легенды больше распространены там, где волки причиняли много хлопот пастухам – в сельских и горных районах, таких, как Овернь…
В конце XVI века жил – как раз в Оверни! – состоятельный господин Санрош. Не будем подробно описывать богатое поместье землевладельца, красоту живописных окрестностей и обаяние его жены – сразу перейдем к сути дела. Однажды в полдень, ранней осенью 1580 года Санроша посетил месье Фероль, известный в округе охотник и рыболов. Гость зашел, чтобы пригласить друга вместе выслеживать оленя. Хозяин с сожалением отклонил любезное приглашение, так как ожидал визита своего адвоката. Адвокат пришел вовремя; дела, связанные с поместьем, заняли немного времени; проводив адвоката и поужинав, Санрош вспомнил о приглашении Фероля, и, чтобы не скучать в одиночестве (жены его дома не было), решил пойти навстречу другу.
Ближе к вечеру они встретились, и землевладельца поразил вид Фероля: одежда того была изорвана, покрыта грязью и пятнами, похожими на кровь; он был явно подавлен и едва дышал. Переведя дух, Фероль рассказал Санрошу о поразительном происшествии, пережитом им в лесу: на него, жутко рыча, напал огромный волк! Выстрел
охотника не попал в цель, так как он зацепился о корень дерева сапогом, волк прыгнул, и они сошлись в смертельной схватке. Фероль успел выхватить свой охотничьих кинжал с широким и острым, как бритва, лезвием, с огромной рукояткой, увесистый, как небольшой топорик — это и решило исход поединка. Через некоторое время лапа зверя зацепилась за корявый ствол поваленного дерева, в тот же момент Фероль изо всей силы ударил по ней кинжалом – и отрубил её. Волк жутко завыл и, хромая, убежал прочь.
Рассказ казался невероятным, даже не совсем правдоподобным! Потом Фероль, указав на свой мешок, добавил: «Я прихватил лапу зверя с собой, так что ты можешь убедиться в правдивости моего рассказа».
Вытащив содержимое мешка, охотник побледнел и сдавленно вскрикнул, уронив что-то на траву. Потом прошептал: «Я ничего не понимаю! Ведь это же была волчья лапа!».
Санрош нагнулся, всмотрелся и его тоже охватил ужас: на траве лежала свежесрубленная кисть человеческой руки, а на мёртвых изящных пальцах поблескивало несколько перстней… Один из них, искусно сделанный в виде спирали и украшенный голубым топазом, он узнал: это был перстень его жены!
Помчавшись домой, Санрош нашел жену в полубессознательном состоянии, кисть её руки оказалась отрубленной. Вызванный доктор смог спасти жизнь мадам Санрош, но эта жизнь продлилась недолго: как только мадам призналась мужу, что она – оборотень, законопослушный супруг донес на неё властям. Началось судебное разбирательство, и после жестоких пыток мадам Санрош была сожжена у столба.
Оборотни больше не тревожили Овернь…
Ричард ОНейл в своей книге «Люди и монстры» писал: «Во Франции с 1520 года было зарегистрировано около 3000 случаев колдовского изменения облика (последний имел место в 1930-х годах».
В Средние века вера в волколаков и страх перед ними были столь велики, что правительство Франции приняло закон об истреблении оборотней. Еще в 1520 году французский король Франциск І создал особый офицерский корпус, который охотился на волков и волколаков (лу-гара) в масштабе страны. Егермейстеры выращивали особых собак, выдрессированных на уничтожение серых хищников; обходился этот специализированный корпус государственной казне не меньше, чем регулярная армия.
Несмотря на военизированную борьбу с оборотнями, те умудрились дожить во Франции до XVIII века. История сохранила для потомков один из эпизодов этой «королевской охоты» на оборотней…
С июля 1764 по июнь 1767 года на юге Оверни 101 человек (80 из которых – женщины и дети) погиб от когтей и клыков гигантского волка; этот феномен нападал исключительно на людей, проявляя чудеса изобретательности и охотничьего мастерства. Это кровожадное загадочное существо сохранилось во французском фольклоре под именем «Зверя из Жеводана». Ни на одной из современных карт нет названия «Жеводан»,
но в конце XVIII века это французское графство (между горой Маргерид и городом Этуаль) печально прославилось: в окрестных лесах в 1764 году появился знаменитый «Зверь»-людоед. История попыток уничтожения кровожадного хищника продолжалась три года. Крестьяне не смогли самостоятельно справиться с этой задачей, единственной их надеждой стала армия.
Зверь из Жеводана
На место происшествия был направлен военный отряд из сорока пеших драгун и семнадцати всадников. В течение полугода солдаты совместно с охотниками проводили одну облаву за другой, ежедневно прочёсывая леса в окрестностях Жеводана, убили около семидесяти волков, но Зверь как будто смеялся над их усилиями: после облавы он каждый раз появлялся в новом месте – и убивал! Ни один человек в графстве не мог чувствовать себя в безопасности. Именно тогда среди крестьян поползли первые слухи об оборотне. Люди подозревали, кто срывается под шкурой жеводанского зверя, но боялись назвать имя злодея…
Наступил 1765 год, а люди продолжали гибнуть, жертв Зверя стали находить и в соседних местностях. Если поначалу волка-убийцу (официально его продолжали считать животным) воспринимали как проблему одного графства, то теперь вся Франция обсуждала бесчинства Зверя из Жеводана; Людовик XV пообещал тому, кто убьет этого страшного хищника, огромную по тем временам награду – десять тысяч ливров! Зверь из Жеводана превратился в ценный приз, а его уничтожение стало делом чести.
В облаве, назначенной на 7 февраля 1765 года, участвовали лучшие охотники: зверь был обнаружен, но благополучно ускользнул – только одна пуля легко ранила его. Следующие облавы оказались безрезультатными – чудовище как сквозь землю провалилось. Крестьяне стали упорно поговаривать, что это – вовсе не волк, а оборотень, и тут нужны не простые, а серебряные пули…
В конце концов Людовик XV разгневался на незадачливых охотников и прислал вместо них новую группу, которую возглавил начальник королевской охраны Антуан де Ботерн. Группа, состоящая из королевских егерей и вельмож, безрезультатно прочёсывала окрестности Жеводана, а Зверь достаточно результативно продолжал убивать беззащитных жителей.
Во время очередного рейда по лесам королевские егери встретили трёх охотников из местной знати: ими оказались Жан Шастель и двое его взрослых сыновей. О младшем сыне ходили странные слухи – именно его местные крестьяне подозревали в оборотничестве, хотя никто не решался заявить об этом открыто. Когда Антуан де Ботерн во главе своего отряда повстречался в лесу с семейством Шастель, он сразу же вспомнил об этих слухах; Шастели держались враждебно, вскоре вспыхнула ссора, перешедшая в драку, и по приказу де Ботерна отец вместе с сыновьями были заключены в крепость – до тех пор, пока не уедет королевский отряд. Многие отметили любопытный факт: как только младший сын Шастеля оказался под стражей, случаи нападения на людей прекратились! 
Стела с изображением Жана Шастеля
в Бессер-Сент-Мари, Лозер
 Королевские же охотники игнорировали это совпадение; боясь насмешек короля, де Ботерн решил одним махом завершить охоту – он поехал в лес со своими людьми, организовал облаву и убил первого попавшегося волка. Убитый хищник и наскоро составленный фальшивый протокол «опознания» Зверя из Жеводана через три дня были доставлены в Париж и предъявлены королю… Разумеется, Антуан де Ботерн получил «причитающееся» ему вознаграждение!!! Во второй половине ноября 1765 года семья Шастель была выпущена на свободу, а со 2 декабря Зверь возобновил свои нападения…
И только в июне 1767 года нашелся смельчак, который решил положить конец бесчинствам зверя: молодой маркиз Д'Апшьер организовал очередную облаву - за свои собственные средства.  Накануне охоты к маркизу пришел Шастель-отец и заявил, что ему надоели беспочвенные разговоры о причастности его младшего сына к преступлениям лесного монстра, поэтому он просит разрешения участвовать в облаве; просьба его была была удовлетворена. Маркиз лично расставил всех охотников (около трехсот стрелков) по местам, только Шастель сам выбрал себе место. И надо же – во время облавы Зверь вышел как раз на Шастеля! Невероятно длинная морда легендарного волка, массивные челюсти с огромными клыками и рыжая шерсть, как будто испачканная чем-то черным могли нагнать страху на кого
Зверь из Жеводана. Убийство
угодно… Шастель-отец тщательно прицелился и выстрелил: жуткое чудовище было убито наповал.
Так 19 июня 1767 года закончилась охота на Зверя из Жеводана. Как гласят архивные данные, после той охоты без вести пропал младший сын Шастеля.
С ликантропией человечество сталкивалось во все времена, существует великое множество легенд об оборотнях. Но несмотря на то, что легенды эти рождались в разное время и в разных местах, они удивительно похожи друг на друга и отличаются порой лишь мелкими деталями.
В Средние века в Центральной и Восточной Европе родилось мнение, что оборотнями становятся в результате злых козней ведьм и колдунов, и как следствие суеверий, в народе создавались и применялись замысловатые обряды, якобы способные спасти от колдовства.
Согласно народным поверьям Украины, колдуны или ведьмы, желая превратить кого-либо в волка, набрасывают на него волчью шкуру и нашептывают при этом волшебные заклинания. Иногда колдун кладет под порог избы скрученный пояс: кто переступит через этот пояс, тот и превратится в волка, а прежний человеческий образ может вернуть себе лишь тогда, когда чародейский пояс протрется и лопнет.
Легенды округа Кот-дОр (Франция) утверждают, что человек может быть оборотнем только определенный срок, обычно десять либо семь лет (очень уж смахивает на статью из уголовного кодекса).
Жители Норвегии были уверены, что в оборотня превращается человек, отлученный от церкви; после этого несчастный «превращенный» начинает рыскать по ночам волком, а с рассветом, сняв с себя волчью шкуру, снова принимает человеческий образ.
Старинные записи упоминали, что кроме «оборотней-жертв» существовали и оборотни «по желанию»: этим людям доставляло удовольствие быть жестокими… Некоторые верили, что для превращения человека в зверя можно эффективно использовать снадобья из некоторых трав, и в период между XV и XIX веками не один из тех, кто пытался стать волком, замешивал и пил диковинное варево…
Однако, как гласят поверья, настоящими хищными оборотнями можно стать не только «по желанию», но и непроизвольно: больше всего боялись полнолуния, поскольку считалось, что «волчья напасть» угрожает именно в это время. «Пораженные луной» вдруг обнаруживали, что их тела изменились, они начинали походить на волка и вести себя подобно этим зверям: отправлялись в ночные скитания и убивали любого, кто попадется им на пути.
Как повествуют древние трактаты, в моменты приступа ликантроп очень быстро изменяется внешне: легкий озноб сменяется лихорадкой, к головной боли добавляется сильнейшая жажда, испарина, затрудненное дыхание и – руки начинают удлиняться! Кожа лица и конечностей грубеет! Ногам мешает обувь, жертва её сбрасывает, пальцы ног искривляются… Голова
зарастает грубым волосом, так что кажется, будто человек одел маску животного… Затем с тошнотой и спазмами приходит полное помутнение рассудка, язык отказывается повиноваться, вместо членораздельной речи он издает гортанное бормотание. Когда наступает эта стадия, ликантром сбрасывает одежду и встает на четвереньки… Туловище покрывается шерстью, затвердевают подошвы ног… Потом ликантропам всецело овладевает жажда крови, и он убегает в ночь, воя на луну и убивая всякого, кто попадается ему на пути!
Будучи в волчьем обличье, оборотень по своей сути является волком, тем не менее он сохраняет человеческие способности и знания, помогающие ему убивать, - убивать, как и большинство хищников, прокусывая шейные артерии… Попив кровушки, он падает на землю и засыпает. К утру человек-волк снова становится человеком: убийство ночью, раскаяние днём и паническая боязнь разоблачения – такова была ужасная участь душегуба-оборотня. Окружающие, каждый из которых мог стать жертвой ликантропов, ненавидели их, выслеживали и старались по возможности «обезвредить».
Оборотень был обречен блуждать ночами (по крайней мере – в период полнолуния), охотиться на людей и убивать их, пока серебряная пуля не положит конец его страданиям. Правда, оборотни в отличие от вампиров, могли быть убиты и обычными способами, но люди-волки невероятно живучи, раны на них заживают очень быстро. Поэтому только меткий выстрел в сердце или мозг чудовища позволял охотнику надеяться на смертельный результат. В некоторых областях Европы до XVIII века самым эффективным средством против оборотней считалась специально изготовленная серебряная пуля, и такой финал (быстрая и легкая смерть) был для ликантропа далеко не худшим вариантом для них; если власти узнавали о существовании оборотня, его отлавливали, предавали публичному суду, сопровождаемому жестокими пытками, а затем отправляли на ужасную казнь – чаще всего на сожжение.
Неизвестно точное число людей, которых повесили и сожгли, обвинив в ликантропии, но количество жертв, как свидетельствуют старинные записи, было значительным.  Не исключено, что большинство этих подсудимых были чисты перед Богом и людьми, но в чём только не признаешься под «пытками с пристрастием»!
В свое время истории об оборотнях будоражили воображение таких людей как Жан-Жак Руссо, Карл Линней, Джонатан Свифт… Современная художественная литература тоже не осталась в стороне – талантливые писатели создали целые серии замечательных произведений о людях-волках. Огромный интерес к оборотничеству проявляла – и продолжает проявлять – кинематография. Образы оборотней, представляемых фильмами и сериалами, очень разнообразны – от подлинно романтических, порой даже трогательных и вызывающих симпатию до нарочито устрашающих или забавно кровожадных. Впрочем, искусство имеет бесспорное право изменять классические образы ликантропов по своему усмотрению, и оно вовсю этим пользуется.
В свет выходят все новые книги, фильмы и сериалы, игры, а это значит, что загадочные образы оборотней до сих пор вызывают интерес публики…

Медицинский аспект оборотничества

На протяжении столетий историки, этнографы, философы и другие ученые вели споры: действительно ли существовали оборотни (как и собраться их – вампиры) в реальности?
Доминиканские монахи Джеймс Шпрингер и Генрих Крамер, говоря об «истинном» оборотне, который способен превращаться в волка при помощи черной магии (или каких-либо других сил), категорически заявляли: «Это – невозможно!». Они утверждали, что с помощью различных снадобий, заклинаний и обрядов колдун (чародей) может заставлять людей вообразить, что они превратились в волков, но физически превратить человека в зверя невозможно.
Следует различать два типа оборотней: «настоящих» - легендарных, мифических, сказочных оборотней и ликантропов – больных ликантропией.
Болезнь была известна с древних времен: ликантропия – это психическое состояние, при котором человек считает себя оборотнем; при этом он не меняет своей физической формы, но является столь же опасным, как и «настоящий» человеко-волк. Еще примерно в 125 году до н.э. римский поэт Марцелл Сидет писал о ликантропии, отмечая, что пораженного этой болезнью человека охватывает мания, сопровождающаяся ужасным «волчьим» аппетитом и волчьей свирепостью. Согласно Сидету люди сильнее подвержены ей в начале года, особенно в феврале, когда болезнь может наблюдаться в самых острых формах. Подвергшиеся её влиянию потом удаляются на заброшенные кладбища и живут там, словно свирепые голодные волки…
В большинстве случаев нападений оборотней именно ликантропы являлись виновниками весьма жутких происшествий.
Было время, когда многие страны Европы захлестнула волна ликантропии: люди воображали себя волками, бегали на четвереньках и ели себе подобных. Кровавые похождения ликантропов и гигантских волков поражают человеческое воображение, но что из этих рассказов – правда, а что – вымысел необразованных, панически суеверных людей?
Существует вполне обоснованная версия, обьясняющая такое распространенное в те времена явление как ликантропия: оказывается, дело в … хлебе! Продажа «ядовитого» зерна спровоцировала многочисленные вспышки так называемого эрготизма (от франц. «спорынья»). Спорынья содержит различные алкалоиды, в основе которых лежит лизергиновая кислота, а искусственная производная этой кислоты - ЛСД-25! Этот наркотик способен погружать человека в истинно адские видения.
Употребление в пищу зараженного спорыньей зерна вело к быстрому умопомешательству, вызывало галлюцинации, которые и провоцировали повальную ликантропию. Люди начинали кусать друг друга, переставали питаться пищей растительного и молочного происхождения, предпочитая ей сырое мясо, убегали в лес, панически боялись церквей и колокольного звона…  Вот так дешевое зерно стало причиной некоей болезни, которая превращала людей в неистовых зверей, и эти больные имели все классические симптомы ликантропии.
История Средневековья изобилует сведениями о массовых казнях, когда людей, подозреваемых в том, что они – оборотни, предавали мечу и огню. Ужасная ярость, с которой в народе встречали проявления присущих, как считалось, оборотням признаков, походила на всеобщую истерию.
Во время вспышек неистового панического массового страха человек, слегка тронутый безумием или «смахивающий» на волка (имеющий большие зубы, острые уши или худое вытянутое лицо) мог легко попасть под подозрение и угодить в суд. А о том, как действовали суды – особенно инквизиторские – в наше время не знает только ленивый!
Ситуация, в которой оказывался подозреваемый в ликантропии, была и в самом деле ужасной. Если власти получали донос о существовании ликантропа, участь его была незавидной: максимум, на что он мог рассчитывать – быстрая и легкая смерть, но такой милости несчастного удостаивали редко; обычно подозреваемых предавали публичному суду, сопровождаемому пытками, а затем казнили – чаще всего сжигали.
Вполне понятно, что потенциальные жертвы такого «правосудия» отчаянно, с величайшей изобретательностью искали способы «замаскироваться», скрыть свою беду. Бедные ликантропы, искренне верящие, что во время приступов они действительно превращаются в волков, придумали ряд мер предосторожности, чтобы противостоять болезни: в полнолуние, когда больные ликантропией особенно подвержены приступам, они запирались в доме и выбрасывали ключ (когда заканчивался приступ, им приходилось потрудиться, чтобы выбраться наружу); другие изготавливали хитрые ремни, которыми привязывали себя к кровати… Часто ликантропы устраивали убежища где-нибудь в потайном месте дома, например – под самой крышей; окна в своих домах они старались закрыть решетками, а двери закладывали засовами; применяли специальные запоры, которые мог открыть человек, но при этом – неподвластные зверю.
Однако все эти меры лишь на время оттягивали неизбежное разоблачение. Главная беда несчастных «псевдоволков» заключалась в том, что ни лекарств, ни способов лечения этой болезни тогда не существовало.
Теперь эту болезнь лечат. В нашем современном обществе люди обоих полов, вообразившие себя оборотнями, являются пациентами психиатрических клиник.
Слово «ликантроп» в наше время служит профессиональным термином для обозначения патологического состояния человека; слово же «оборотень» сегодня используется, как правило, в массовой литературе, художественных фильмах, да и в современном сленге для характеристики преступников, скрывающихся за личиной служителей закона.

Воины-волки: древние секреты боевой магии

С древнейших времен у многих народов образ волка был связан с культом божества войны. Древние греки в Аркадии поклонялись Ликейскому Апполону и Ликейскому Зевсу в образе волка. Древнеримскому богу войны Марсу служили жрецы-воины, их называли амертинцами или сакранамами; тотемом этих воинственных священнослужителей был волк! Впрочем, символом самого Рима была Капитолийская волчица. У всех арийских народов серый волк был символом и покровителем воинов.
Капитолийская волчица
Связь волка с божеством войны отразилась в мифах о двух волках, сопровождающих древнегерманского бога войны Одина в роли его «псов». Славянского бога войны предки называли - Змей Огненный Волк, поэтому и сами воины древних индоевропейцев часто именовались волками и, соответственно, рядились в волчьи шкуры; в этом случае голова волка надевалась на шлем воина, а шкура зверя покрывала плечи и спину. Для того времени (в условиях богатой флоры и фауны) это было еще и превосходным средством маскировки. Такую волчью шкуру носили и некоторые подразделения римских легионов – разведчики, знаменоносцы и преторианская гвардия.
Саги гласят, что скандинавские воины-волки (берсерки) были настолько сильны, свирепы и умелы в воинском искусстве, что сражались практически голыми руками, без оружия: щит и меч использовались ими только для того, чтобы пробраться поглубже в ряды противника.
Согласно хеттскому тексту обращения царя Хаттусалиса (XVII век до н.э.) к своим воинам, они должны быть как «стая волков». Такое же представление о волчьей стае как о символе военной дружины известно на Кавказе, у сванов…
В Европе одновременно с уничтожением язычества и появлением больших регулярных воинских формирований постепенно исчезли грозные воины-волки древних народов; остались только туманные отголоски в сагах, мифах, сказаниях и хрониках…
__________________________
В истории и культуре любого народа значительное место занимает воинская культура и военное искусство, которые являются отражением наивысших достижений всех духовных и материальных сил многих поколений.
Украинский народ, который веками располагался на границе Запада и Востока, грудью защищая Европу от диких азиатских орд, вместе с земледельческой культурой растил и копил культуру военную; идеальным образом этой культуры стал образ казака-рыцаря. Казаческие военные традиции и обычаи, передающиеся из поколения в поколение, послужили фундаментом особого искусства ведения боя.
Элитой же казачества были «характерники», боевые маги, владеющие необычными, практически сверхъестественными возможностями: их не вода, не огонь, ни сабля не брали… Каждый из характерников выходил биться с сотнями врагов – и побеждал! Они могли брать голыми руками раскаленные ядра, передвигаться по дну реки как по суше, освобождаться из крепко завязанных мешков…


Характерники владели гипнозом и умели превращаться в волков!!!
Хотите узнать о характерниках больше? Включите погромче динамики, нажмите стрелку («плей»), смотрите (и слушайте!) наш буктрейлер «Загадки казацких характерников».


Если же, уважаемые читатели, вы хотите узнать о характерниках еще больше – на книжной полке блога «Авоська рекомендует почитать» вас ожидают монографии Тараса Каляндрука «Загадки козацьких характерників» и «Таємниці бойових мистецтв України».

Библиографический список использованной литературы:
1.       Волкулак (волкодлак) / Энциклопедический словарь. – С.-Петербург: Издатели Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон, 1892. – том 7. – с.42 – 43.
2.       Оборотни / Энциклопедия суеверий. – М.: Миф, Локид, 2000. – с.290.
3.       Зверь из Жеводана (королевская охота на жертву ликантропии) / Сядро В.В., Скляренко В.Н., Очкурова О.Ю., Батий Я.А. / Сто знаменитых мистических явлений. – Харьков: Фолио, 2012. – с.161-164.
4.       Каляндрук Т. Загадки козацьких характерників: Монографія. – Львів: «ЛА «Піраміда», 2007. – 288с.
5.       Каляндрук Т. Таємниці бойових мистецтв Укарїни. – Львів: «Піраміда», 2007. – 304с.
6.       Пономарев В.Т. Боевые животные: секретное оружие всех времен и народов. – Донецк: ООО ПКФ «БАО», 2006. – с.88-93.
7.       Оборотни в легендах и в реальной жизни / Н.Н. Непомнящий, А.Ю. Низовский / Сто великих тайн. – М.: Вече, 2002. – с.153-162.
8.       Воины-волки древних язычников // Интересная газета в Украине. – 2019. - №22G. – с.10-11.





Комментариев нет:

Отправка комментария